В рамках проекта BeVerySpecial при поддержке Hennessy БЖ разговаривает с обладателями татуировок об их подходе к жизни и умении быть собой. Мы выбрали 11 героев. Каждый из них открыт и честен. Им удается находить баланс между профессиональным и личным, пониманием и отрицанием, увлеченностью и свободой. Жизненный путь любого — искусство находить и миксовать. 

Лера Нойман — девушка, которая встретит вас у двери, за барной стойкой или даже стоя на стуле бара “Буду позже”. Уютное место на Крутом спуске знаменито среди киевлян благодаря лаконичности в интерьере и буквально говорящему за себя названию.

До того как стать управляющей бара, Лера получила инженерное образование, прошла школу жизни и журналистики, работая в газете Коммерсантъ, писала о бизнесе и занималась пиаром. Два года назад девушка вместе с известным фотографом Димой Гавришем решили открыть бар.

О любви и жизни с гениями, о красоте и сильных женщинах, о том, как открыть свой рисунок на теле — мысли вслух от Леры Нойман.

О старте

В какой-то момент мы с Димой словили себя на мысли, что он и я любим вкусно выпить и поесть. Но мест, в которых тебе хорошо и все сходится, в этом пятимиллионном городе можно пересчитать на пальцах одной руки.

Мы поняли, что хотим сделать бар, который будет инвестицией в общее светлое будущее, потом довести его до пика и подумать, что делать дальше. Но случилось совсем не так.

Дима — гений, он невероятен в своем ремесле. Но жить с гениями практически невозможно. Нужно быть стабильной внутри и готовой ко всему. Я поняла, что я так больше не могу.

 

Я всегда отдаю по-максимуму. Но если я закрываюсь, то делаю это насколько резко и сильно, что потом эту стену практически ничем нельзя пробить.

Когда-то в “Торфе” сидели я, Дима Гавриш, Кирилл Кисляков и Яков Лившиц. Кисляков тогда сказал Диме: “Если ты не выстроишь все вокруг этой красивой рыжей бабы, то можешь ничего даже не начинать”. И Яков добавил: “Да, из ее рук будут пить даже яд и просить еще”. Это тогда стало последней точкой, после которой мы начали делать БП.

Плюс созидательности женщины в том, что она часто берет энергию не из одного источника. У мужчин я часто видела только из одного — из себя. Женщина может брать из природы, из других людей, из себя, из того, что она отдает. Поэтому можно стать сильнее, чем многие мужчины.

Точно нельзя надевать корону, не важно, девочка ты или мальчик.

О баре и алкоголе

Быть барменом — это сродни поездке на мотоцикле. Когда ты едешь на мотоцикле, ты должен смотреть в ту точку, где хочешь оказаться, потому что если смотреть под колеса, то упадешь и разобьешься. И тебе очень повезет, если ты умрешь сразу.

За баром не можешь думать ни о чем, кроме того, что ты готовишь напиток, отдаешь его, разговариваешь и слышишь человека.

 

 

Это фокусировка на разных историях одновременно. Сюда ты улыбаешься, здесь ты видишь, что он молчит, и ты его пока не трогаешь, но видишь. Ты можешь быть психологом, другом, просто человеком, к которому один раз пришли и больше не увидят.

Я страшно не люблю пьяных баб. Для меня это мерзко и низко.

Самое ценное в алкоголе, когда он просто дополняет тебя и твою беседу. Еще, как говорит мой друг, под алкоголем можно увидеть, есть в человеке подлость или нет. Бывает случается красивое крушение под алкоголем, а бывает вылазит мерзость.

Когда люди пьют вместе, это про абсолютную обоюдную открытость. Один из самых близких мне сейчас людей сам по себе очень закрыт, он почти не выносит наружу никаких деталей о себе или своих мыслей. Но у нас с ним есть момент, когда мы садимся дома на кухне и он делает самый вкусный в мире Апероль Шприц. Нет ни одного места, кроме нашей кухни, где было бы так хорошо.

О важном и личном

Я думаю, что взрослость  — это ловушка. Она наступает, наверное, тогда, когда ты несешь ответственность не только за себя, но и за того парня.

Взрослость, в хорошем смысле слова, это осознание постоянной перестройки внутри себя. Когда ты понимаешь, что счастье - это не результат. Счастье  — это когда весь бар наполнен, ты останавливаешься в какую-то секунду, видишь всех этих людей, улыбаешься и понимаешь, что все это было сделано твоими руками, и так будет продолжаться.

Счастье — это когда ты понимаешь, что сейчас происходит процесс познания между двумя людьми.

Взрослое счастье, когда вы вместе что-то выращиваете: бизнес или себя, или когда вы друг другу даете стимул, чтобы расти.

 

 

Хотелось бы быть похожей на своих родителей, потому что в следующем году они отмечают 30 лет вместе. И папа моет голову маме. Папа без мамы не может прожить, они созваниваются несколько раз в день.

Хочу, чтобы мои дети были озабочены тем, как создавать прекрасное в своем ремесле. Пусть получают Нобелевские премии, создают лекарство от рака, меняют страны, но не думают о том, о чем я думаю сейчас — не о войне только. Хочу, чтобы они видели прекрасное, а не балконы с вагонкой.

Киев меня учил. Он по носу щелчок тебе дает, а потом такой: “Все хорошо, моя маленькая. Все хорошо, ты же сильная, давай. Что ты не можешь решить? Вот это? Ты это можешь решить, иди ко мне”. Киев — это город, в котором все возможно и возможно все.

Вкус жизни — это постоянно находить новые вкусы.

Условно, все мы любим вафельный торт со сгущенкой, который еще мама делала. Но ты не ешь его каждый день и, в принципе, часто покупаешь наполеон, брауни, маффины, чизкейки. Ты открыт ко всему новому. Но при этом знаешь, что у тебя есть этот вафельный тортик, который ты придешь и съешь с самым большим удовольствием в мире. Вот в нем вкус жизни.

О тату

Первое тату было в 18 лет, это знак ОМ или АУМ у меня на спине. Как Дао в даосизме основа всего, так и Ом в индуизме - основа всего. Эту мантру читают, когда закладывают дом, когда просыпаются утром.

Это было первое изменение, я стала более основательно подходить ко всему в жизни. Стараюсь с каждым днем все больше отсекать все то, что не добавит кирпичик к моему фундаменту.

 

 

Вторая татуировка — возле ключицы, где на греческом языке написано: “Удача благоволит храбрым”. Это было любимое выражение Александра Македонского, с которым он завоевал большую часть мира. И это точно про меня, я умею бросаться в омут с головой, когда еще ничего неясно.

Я уверена, что каждый имеет свой рисунок на теле, но не каждый доходит до того, чтобы его открыть.

Нужно до него вырасти, осознать и понять. При этом надо быть готовым, что он поменяет твою жизнь. Ты никогда не сможешь просчитать, как именно.

Все мои татуировки — это мое личное общение с миром.

Читайте больше интервью на странице проекта Art of Tatoo. Be Very Special.

 

 

Фото, видео: Сергей Сараханов