В последнее время арт-центр Closer на Нижнеюрковской все время на слуху. Облавы во время вечеринок, перечень выявленных наркотиков в стиле "Страха и ненависти", рейв-демонcтрация под Кабмином в защиту Closer. Решение суда о закрытии пространства и, вот теперь, постановление Апелляционного суда о его отмене.

Теперь о Closer наслышаны даже те, кто все два года его деятельности и не догадывался о его существовании.

По такому случаю мы решили рассказать немного об истории этого места и о том, почему все же клуб именуют арт-центром. Для тех же, кто бывал на Нижнеюрковской, 31, узнали немного о планах Closer на будущее.

Что было

В конце прошлого года Closer отпраздновал свое двухлетие, но его история началась еще четыре года назад. Изначально это был проект вечеринок, кочующих с места на место. Два года потребовалось организаторам, чтобы найти себе пристанище на Подоле. Впрочем, в освоении новых пространств тоже была своя прелесть, тем более, для вечеринок старались выбирать нестандартные места.

"Мы с компанией тогда все отпраздновали Новый год кто где, а после решили собраться и провести вечеринку, – вспоминает один из создателей Closer Тимур Баша. – Вэл нашел помещение – неработающий ресторан "Асахи", был когда-то такой возле Республиканского стадиона. Там мы и провели первую вечеринку, собрали около сотни человек, а назвали ее Closer. Так и осталось".

После этого вечеринки почти нигде не проводились дважды, команда переезжала то в тогда еще неосвоенную Малую оперу, то в галерею "Цех". Однажды чуть не устроили вечеринку в цирке "Кобзов", но в последний момент не получилось – перенесли в бывший Sullivan Room.

В 2013 у проекта появилось постоянное место на Нижнеюрковской, на территории бывшей лентоткацкой фабрики. После всех экспериментов с неприспособленными для вечеринок пространств лучшего нечего было и желать. Дизайн решили сделать максимально простым, чтобы запоминалось содержание, а не форма, однако с ремонтом все же пришлось заморочиться.

 

 

Летом успели открыть только "Лесной причал" – летнюю площадку в виде палубы, а уже к осени доделали ремонт в помещении и запустили основную площадку с танцполом. Зал разделили на две части: для танцев и для общения. На мягких диванах в дальних углах помещения многие посетители умудряются даже выспаться. Но заведение, конечно же, в первую очередь для тех, кто привык не спать до рассвета – раньше полуночи в выходные здесь обычно ничего не начинается.

Концепция

То, что это будет не бар и не клуб, организаторы решили изначально. Хотели создать место, куда будут приходить люди, разделяющие одни интересы, желающие послушать музыку прогрессивных европейских исполнителей, познакомиться с молодыми украинскими художниками.

В пространстве вскоре открылась галерея, курирует которую OK Project.

"Мы сами не ожидали, что все так разрастется. Делали первые вечеринки, потому что просто хотели развлечься. На самом деле, до сих пор основная наша движущая сила – желание себя развлечь. То, что это развлекает теперь все больше и больше людей вокруг – это хорошо", – объясняет Тимур.

Еще одним важным направлением работы Closer стали лекции о кино, литературе, и музыке. Кстати, все они бесплатные и проходят на том же танцполе.

Closer – далеко не единственные арендаторы фабрики. По сути, здесь уже давно образовался своего рода кластер, где на одной территории существуют, например, художественная, репетиционная и фотостудия, теннисный клуб, концепт-стор 24:00 с уютным садом с чайной, небольшой клуб Otel и пространство Mezzanine.

 

 

А фестиваль электронной музыки Strichka, который этой весной пройдет на Нижнеюрковской уже в третий раз, охватывает также упомянутые Otel, Mezzanine, внутренний двор здания и оживающий с потеплением "Лесной причал".

В общем, таксисты уже давно не спрашивают, зачем вам нужно ехать к проходной заброшенной фабрики. Да и фабрика уже давно не заброшенная: фактически она является одним из редких примеров ревитализации промышленных пространств в Киеве.

Что есть

"За все это время (с момента скандала – авт.) нам часто звонили, особенно в пятницу-субботу, спрашивали, работаем мы или нет. Думали даже автоответчик поставить с программой ночи, стоимостью входа и ответом, что да – мы работаем", – вспоминают организаторы. – Еще к сообщению можно добавить, что у нас не резервируются столики. Об этом до сих пор не все знают. Тем более, после всей этой шумихи часто приходят люди, которые о нас раньше не слышали. И остаются с нами".

Действительно, за время скандала Closer продолжал работать.

"Что будет, если мы все же закроемся? Но что значит – закроемся? Это помещение? Ну так откроется другое, – отвечает Сергей Яценко, соорганизатор Closer. – Хотя из этой ситуации не хочется выходить проигравшими, потому что это может отразиться не только на нас, а и на других заведениях города. На нас все сейчас смотрят".

За время своего существования Closer пережил разнообразные эксперименты. И если джазовые вечера и лекции о литературе рядом с техно-вечеринками уже давно смотрелись вполне органично, то, например, спортивные тренировки, которые устраивали прямо на танцполе прошлым летом, были уж совсем внезапными.

 

 

Также летом началась "Парусель" – серия пятничных вечеринок-балаганов с разной тематикой, где было, кажется, все – переодевания, живая музыка, хип-хоп, театральные представления, животные, цирк. Организаторы объясняют, что это все было, конечно, дурачество, мини-проект не столько о музыке, сколько о публике и борьбе со скукой.

Что будет

Ближайшее крупное событие – конечно же Strichka 21 мая, на этот раз однодневный, но очень концентрированный фестиваль. В программе – больше десятка зарубежных музыкантов. Кстати, основатели Closer задумали провести в этом году еще один масштабный фестиваль, но детали пока не сообщают.

Зато охотно рассказывают, что осенью здесь будет также большой трехдневный фестиваль джаза.

"Фестиваль проведем с 7 по 9 октября, на нем будет не только джазовая, но и электронная музыка. Да, я очень рассчитываю на поддержку техно и мне очень хочется показать джаз как урбанистическую музыку. Просто все привыкли, что он обычно окружен неким флером романтики, джаз вообще позиционируется как музыка для духовно богатых, высокоинтеллектуальных личностей. Нет, мне не хочется упрощать эту музыку, просто хочется показать, что на самом деле джаз совсем не для снобов, – делится Оля Бекенштейн, куратор джазового направления Closer.

Также возобновится и лекционная программа, но с некоторыми изменениями. Поскольку лекций в последнее время стало очень много, это направление решили не расширять, а сделать более узконаправленным. Лекций о кино и театре в ближайшее время не планируется, но вот об искусстве и музыке, как основных направлениях деятельности арт-центра, будут рассказывать.

 

 

Кроме того, новый сезон "Звука" будут вести непосредственно организаторы и резиденты Closer, а посвящен он будет современной танцевальной музыке. Таким образом ребята также хотят получше познакомиться со своей аудиторией и больше рассказать ей о том, чем они здесь, собственно, занимаются. Шутят, что после лекций можно будет в качестве домашнего задания отправлять всех на последующие вечеринки.

Вечеринки, конечно же, никуда не денутся. Также вскоре планируется открытие нового галерейного пространства на третьем этаже. Оно больше предыдущего в несколько раз и выкрашено в черный цвет. Впрочем, на масштабных вечеринках его уже использовали – кто был, мог видеть. Планируют и дальше раз в месяц превращать новое помещение в танцпол, но в остальное время там будут выставляться молодые художники.

На месте бывшей галереи обоснуется шоу-рум, где можно будет купить мебель и одежду.

На открытии большой галереи обещают совместить выставку с вечеринкой. Впрочем, синергия в Closer проявляется во всем, а одна аудитория постоянно перетекает в другую.

"Мы хотим продолжать экспериментировать и дальше приносить сюда еще что-то, кроме музыки. Нельзя конкретно сказать, это мы таким способом хотим разнообразить искусство или искусством разнообразить вечеринки. Важно, чтобы человек пришел к нам на любое мероприятие и увидел что-то новое. Мы просто пытаемся не ставить себе никаких рамок".

Фото: Julia Kafizova, Устье Реки, Наталка Дяченко