В субботу в Fedoriv Hub прошло первое мероприятие из серии FuckUp nights – формат встреч, на которых известные бизнесмены, музыканты, топ-менеджеры и успешные люди из разных профессий признаются в своих неудачах.

FuckUp night проходит в 150 городах по всему миру, в этому году к ним присоединился и Киев. В Fedoriv Hub планируют проводить мероприятия раз в три месяца, на следующем уже анонсировали, например, Гарика Корогодского.

Мы выбрали пятерых спикеров, признавшихся в своих провалах, и записали их истории.

Андрей Федорив, маркетолог

Андрей Федорив, маркетолог, основатель брендингового агентства Fedoriv

История моего факапа – про стратегическое планирование. Был 2006 год, мне было 26 лет, у меня была своя компания, и я начал превращаться, как я сейчас понимаю, в псевдопенсионера. Приходил на работу в 11, в час уходил на обед, а там уже и конец дня. В 2008 году я вообще с мая по сентябрь был в отпуске. Компания росла, мы били рекорды по притоку чистой прибыли.

В начале октября 2008 года три наших топ-менеджера уехали в отпуск на 3 месяца. Я появился в конторе тоже всего пару раз. И вот, в один из дней, собираюсь уже уходить, беру рюкзак, и вместо "До свиданья" спрашиваю у бухгалтера: "У нас же есть деньги на зарплаты?". Она отвечает: "Кстати, нет".

Я ставлю рюкзак, открываю план доходов, статусы платежей и понимаю, что у нас нет денег не потому, что нам не заплатили, а потому, что мы их не ждем. А еще есть долги перед подрядчиками. Для меня это было большим откровением.

С момента этого провала я перестал верить в то, что бизнес может работать без тебя. Это все истории из книжек

На следующий день я был вынужден уволить 40% штата, при этом больше половины этих людей я не знал лично. Это очень неприятная процедура: "Привет, ты меня не видел, но я председатель правления, и мы с тобой прощаемся".

В тот же день я пришел домой и заболел. Три дня пролежал с температурой 40. Но когда позвонил новый клиент, я лично провел с ним встречу, делая вид, что все отлично.

Это было стремительное возвращение из заоблачных далей. С того момента я перестал верить в то, что бизнес может работать без тебя. Это все истории из книжек. 

Роман Скрыпин, телеведущий

Роман Скрыпин, телеведущий, один из основателей "Громадського. ТБ"

Наверное, мой самый большой факап – это диплом журналиста. Помню, на церемонии вручения дипломов покойный директор Института журналистики Анатолий Москаленко пожал мне руку и тихонько произнес: "На***я він тобі треба?"

Сейчас многие друзья мне говорят: "Хватит уже создавать медиа-проекты, а то, как только ты что-нибудь создашь, сразу же начинается Майдан".

Я как инфантильный глупец уверовал в то, что украинские журналисты могут быть самодостаточными, понимать всю ответственность. Я в этом глубоко ошибался

А еще мой главный факап – в том, что я не зарабатываю на тех проектах, которые создаю. 5-й канал забрали люди, которые потом пошли в депутаты и начали успешно зарабатывать деньги. Придумал Громадське, а в итоге вообще на нем не зарабатываю. Мы все лето ездили по разным городам с Road Show. Мне друг говорит: "Ты как Сандей Аделаджа с турами ездишь, только бабло не зарабатываешь".

Еще один мой факап – в том, что я как инфантильный глупец уверовал в то, что украинские журналисты могут быть самодостаточными, понимать всю ответственность. Я в этом глубоко ошибался. Журналисты делают ошибки, которые иногда приводят к фатальным последствиям. Это – сборище тупых хомяков, которым платят зарплату, а они делают вид, что работают. У нас очень мало профессиональных журналистов. Рынок перегрет, и на нем до сих пор остается много недожурналистов.

Как с этим быть? Многие обкладываются книгами успешных людей в поисках их секретов. У нас есть карго-культ – повторить чей-то успех, сделать все точно так же. Может, Стиву Джобсу действительно приходят в голову гениальные идеи, когда он сидит дома на унитазе. Но он это никогда не напишет в книге.

Поэтому школы журналистики тут не помогут. Самая лучшая школа – это взять на практику журналиста и посадить рядом с собой.

А мой самый большой факап, не касающийся журналистики – это случай, когда я не попал на свой самолет. Как-то я ехал из Брюсселя в Париж на скоростном экспрессе TGV, уснул и проспал аэропорт Шарля де Голля, где должен был выйти. Просыпаюсь на следующей станции, а это – Диснейленд. Еду на такси в аэропорт за 100 евро, не успеваю все равно, меняю билет – минус еще 250 евро. Остаюсь на ночь в отеле – еще минус 100 евро. Ну, и 30 евро за бутылку виски с горя.

Александр Педан, телеведущий

Александр Педан, телеведущий

Я расскажу истории из далекого прошлого – со времен программы "Подъем", когда вы, может быть, еще смотрели телевизор.

Мы вели прямой эфир. У нас не было права на ошибки, но мы их совершали каждый день. Многое нам прощали, потому что мы были глупы, веселы и непосредственны.

В один из эфиров Сергей Притула листал газету и что-то ляпнул про суннитов с шиитами, которые "опять дерутся". Как только мы вышли из студии, позвонили представители какой-то организации шиитов и потребовали, чтобы наш "патлатенький мальчик" извинился за то, что сказал "что-то нехорошее": "Если он не извинится, мы его найдем". На следующее утро Притула извинялся каждые 15 минут, потому что не знал, когда они включат телевизор.

Еще как-то раз Ольга Фреймут увидела под отделениями банка "Надра" очереди и рассказала в эфире, что он закрылся. После эфира позвонил представитель все еще работающего банка. В следующей программе Фреймут долго общалась с ним в эфире.

В прямом эфире у меня начал предательски дергаться глаз. А потом совсем закрылся. После рекламы мне посоветовали в эфир не возвращаться

Еще одна история – про то, как я слетал на Доминикану. Там нужно было отснять один материал, а через день после прилета у меня был прямой эфир "Фабрики звезд".

Погода была классная, мы вышли на пляж. Я спросил у местного жителя, куда мне лучше прыгнуть. Он посоветовал место неподалеку. Уже после прыжка я осознал, что хуже места для приземления щучкой придумать нельзя. Воды – по колено, прямо подо мной – коралловый риф с морскими ежами. По лицу течет кровь, а у меня первая мысль – все ли нормально с лицом, мне еще столько снимать.

Меня везут в какую-то местную больницу, где доктор Рамирес, который вообще-то – ветеринар, по живому зашивает мое лицо. Накладывает 15 швов. Видео в Доминикане мы как-то отсняли, выкрутились. Но проблема не исчезла, потому что впереди был прямой эфир.

В аэропорту Амстердама, через который я летел назад, меня еще и задержали для досмотра. Видимо, охранники приняли меня за драг-диллера, увидев мое лицо. Когда я сказал, что я телеведущий, они посмеялись, но прогуглили мое имя и в итоге отпустили.

В Киеве мне сняли швы. А на следующий день я все-таки вышел в прямой эфир. Для того, чтобы снять отеки, напился мочегонного. Но настоящее чудо сотворили гримеры, которые нарисовали мне практически черное лицо. На контрасте с Машей Ефросининой казалось, что я – Олехандро Педано, мексиканец. Потом все писали злобные отзывы про гримеров, которые "испортили такого слащавого мальчика".

Все было хорошо, но в момент, когда Маша объявляла победителей, у меня начал предательски дергаться глаз. А потом совсем закрылся. После рекламы мне посоветовали в эфир не возвращаться.

Фоззи, участник группы ТНМК

Фоззи, участник группы ТНМК

Если бы вместо меня сегодня пришел Фагот, он бы сказал, что наш самый большой факап – это назвать группу Танок на майдані Конго. Но после того, как это название смогла без подсказки повторить Алла Пугачева, я сказал, что претензии по поводу дебильности названия не принимаются.

Поскольку само занятие украинским шоу-бизнесом можно назвать факапом, я выбрал веселую историю, чтобы был позитивчик.

Как-то я решил написать песню о Фиделе Кастро. Идея была такая: пока Фидель не меняется, мы – дети. Клип на эту песню мне хотелось снять обязательно на Кубе. Мы полетели туда с оператором и диджеем из Москвы. По дороге Фагот мне говорит, что нужно снять на Кубе сразу два клипа. Мы же из Харькова, мы же жлобы.

Первый был в стиле документалки, мы просто ходим по Кубе бухие, океан, ретро-автомобили. Что еще нужно? Я был сестрой-хозяйкой, у меня в сумке базарного типа на поясе было все лаве, которое мы взяли. Я отвечал за поставки бухла. Наш рекорд был 7 по 0,7 на пятерых.

Фагот бы сказал, что наш самый большой факап – это назвать группу Танок на майдані Конго

Мы ехали, не зная куда. По-испански знали только: дос текилаз, трез серведос, пор фавор. Но на Кубе нашелся человек по имени Цезарь, который когда-то учился во Львове и помог нам разобраться на местности. Например, поселил нас на виллу к какой-то бабушке, подружке Фиделя Кастро. Мы жили во флигеле, а в соседнюю хибару поселили двух мексиканцев. Я не спал, стерег лаве.

 

Приближалось время, когда нужно было снимать второй клип, и тут Фагот говорит: "Забыл сказать, нам же нужны дети-актеры. Мы снимаем детскую love story". Цезарь ведет нас в театр, где дети играют песни Битлз. У меня был культурный шок. После спектакля выводят нам двух детей, говорят, других нет. В этот момент мы себя почувствовали в роли нехороших людей, которые стерегут детей под концертным залом.

Остается один день. По прогнозу погоды должно быть жарко и солнечно. И тут с утра начинается ливень. Фагот с оператором пьют кофе с ромом и сочиняют на ходу другую love story.

Вроде уже все хорошо, и тут нам говорят, что в аэропорту Гаваны стоят старые рентген-аппараты, которыми они просвечивают все вещи. Это означает, что кинопленку с отснятым материалом мы просто засветим.

В аэропорту в качестве отвлекающего маневра наш оператор показывает охранникам открытку с юным Фиделем Кастро и мачете. Они ведь проверяют все ценности, которые могут быть вывезены из Кубы. Пока это все происходит, оператор под столом продвигает пакет с пленкой, мы с другой стороны его принимаем. Все удается.

Прилетаем в шортах, а в Киеве – два метра снега. На следующий день мы едем в Харьков репетировать концерт с симфоническим оркестром. Через какое-то время мы таки смонтировали клип.

Слава Балбек, архитектор

Слава Балбек, архитектор, автор проектов The Cake, The Burger Mexico и других

Работа в архитектуре – это один сплошной факап. В ней бывает всего две хорошие новости – когда ты получаешь предоплату, и когда сдаешь объект.

Смешная история получилась с The Cake. Все знают, что посреди помещения, между столами, там стоит большая малиновая собака. На самом деле мы ее не успели сделать к открытию, и заведение начало работать без нее.

Но это было не так страшно. Просто в этот же момент наше бюро решило поучаствовать в конкурсе "Интерьер года". Для этого нужно было отфотографировать все законченные объекты. Оставался буквально день до дедлайна, и мы повезли собаку в The Cake. Когда начали ее монтировать, то поняли, что она не влезает в каркас ровно на 3 сантиметра.

В итоге мы полностью разобрали каркас, вставили собаку и смонтировали заново. Для этого пришлось вызвать бригаду из Ровно, которая занимается деревом, работников по металлу, которые разложили всю эту конструкцию. Работа заняла восемь часов. Мы все отфотографировали, но в "Интерьере года" ничего не получили.

Еще одна история, которая чуть не превратилась в факап – про то, как мы монтировали лавочку с USB-панелью для подзарядки мобильных устройств. Этот проект мы делали совместно с Квазар-микро, который предоставил солнечные батареи. Мне позвонили с форума Kyiv Smart City и очень попросили презентовать ее на нем через пять дней. Там должен был присутствовать Кличко.

Одновременно с нами на Kyiv Smart City заехал Кличко. Я нашел волонтеров, и мы смонтировали лавочку за несколько минут вместо 3-4 часов

Мы запустили производство. Монтаж должен был состояться в воскресенье. До пятницы я не подтверждал выполнение заказа, потому что не был уверен, что успеваем.

Но в ночь с пятницы на субботу мне снова звонят с форума и говорят, что презентация будет в субботу. В час ночи я пишу смски всем сотрудникам и подрядчикам. В 8 утра мы забираем металлические детали, в 9 – мы в Квазар-микро, дерево нам подвозят к месту проведения форума. Еще в Эпицентре я купил два баллона краски. Паяли все это мы прямо в машине, по дороге.

В 10, одновременно с нами, на Kyiv Smart City заехал Кличко. Я нашел волонтеров, и мы смонтировали лавочку за несколько минут вместо 3-4 часов. Я красил металл, с другой стороны человек вскрывал лавочку маслом, еще один – монтировал панель. Был вариант вместо солнечной батареи установить обычную, но я не согласился – вдруг журналисты увидят.

В результате мы все успели, но я очень переживал, чтоб на лавочке, особенно на панели, никто не додумался прыгать.

Я уехал и до вечера не открывал интернет. А потом посмотрел видео с Кличко, который сидит на лавочке. И тут ему кто-то предлагает испробовать панель на прочность и сесть прямо на нее. Он садится. У меня в этот момент вылетело из рук все, что было. Плюх. Лавочка выдерживает.

Фото: ain.ua, behance.net/balbek