Недавно в самом центре Киева открылся необычный магазин подержаных вещей. Расположился он в настоящем гараже в одном из двориков на Владимирской.

Владелец Farça – Андрей Пелюховский, собственник находящейся также неподалеку кофейни "Розумна кава". Для своей затеи Андрей придумал целую легенду – барахлом он торгует в образе Анатоля Леже, сына некого французского дипломата, знающего толк в вещах.

Мы поговорили с Андреем о концепции магазина, истории вещей, а также о модном тренде повторного использования ресурсов. 

Идея

Открыть постоянно действующую гаражную барахолку Андрей решил, осознав, сколько ненужных вещей у него накопилось. Спортивный инвентарь, посуда, бытовая техника, ненужные безделушки – все это годами пылилось в шкафах и не использовалось.

Друзья поддержали стремление Андрея, оказалось, они также страдали от скопления хлама. Однажды парень увидел объявление о сдаче гаража недалеко от "Розумной кави" на Владимирской. Минимально привел его в порядок, сколотил стеллажи, принес туда потенциально полезные кому-то вещи. Также свое добро начали приносить друзья:

"Сейчас reuse, recycling, разумное использование ресурсов становится трендом в обществе. Также у многих есть желание приобрести полезные вещи по демократической цене. Насколько я знаю, перманентного garage sale в Киеве нет. Есть странные комиссионки, магазины, где встречаются б/ушные вещи, барахолки, на которых можно просто заблудиться – там часто непригодные вещи смешаны с нормальными. Думаю, мой формат будет идеален".

Торговать Андрей решил от имени выдуманного персонажа – сына французского дипломата Анатоля Леже. Для большей убедительности Андрей каждый раз старательно наклеивает усы и пытается говорить с французским акцентом. Магазин назвал также на французский манер – Farça.

"Фарца – слово с интересной историей. Есть теория, что оно пошло от выражения for sale, но я не очень верю в эту версию. Фарцовщики всегда были нужны в тяжелые времена, когда были проблемы с вещами. Сейчас, наоборот, вещей много, но есть проблема купить то, что нужно не очень дорого и не так грубо использовать конечные ресурсы. Поэтому можно считать, что я нео-фарцовщик", - говорит Андрей.

 

 

Концепция

У магазина-гаража нет вывески, работает он только по выходным - Андрей хочет самостоятельно продавать вещи, но, в то же время, чтобы это занятие не превращалось в рутину, а приносило удовольствие:

"Мой принцип – продавать вещи нормального качества – свои и своих друзей. Тут нет ценников, люди предлагают свои цены на вещи, а я либо соглашаюсь, либо торгуюсь. Кто угодно может принести сюда что-то свое, но не факт, что я приму. Руководствуюсь тем, что людям нужно, а также адекватностью цены. Например, если мне оставят камеру за 600 долларов, я ее не возьму, потому что такую дорогую вещь вряд ли купят".

 

Четкого принципа, по которому Андрей формирует коллекцию вещей, нет. Тут можно найти как стопку советских газет или пластинок, так и рабочую видеокамеру или штатив от фотоаппарата:

"Изначально принцип был простой – приносил то, что сюда поместится, вещи, которые могут кому-то пригодиться и которые оцениваются вменяемыми суммами. Я не хочу превращать это место в сэконд-хенд. Мой принцип – не захламлять гараж ненужными вещами, а, наоборот, создать постоянный круговорот полезных предметов".

О вещах

"Вещи – это страшно. Они приходят в жизнь как-то незаметно, но становятся частью твоей жизни, за счет них ты становишься неповоротливым. Я часто переезжал с места на место и хорошо на себе это прочувствовал. Сейчас хочу иметь минимум вещей. Мне кажется, среди молодежи существует тренд – быть налегке, много путешествовать, не обрастать вещами. В Америке, например, есть автомобильные пулы – когда люди покупают одну машину на целый дом и создают график, кто когда ею может пользоваться", - говорит Андрей.

 

 

Параллельно он показывает коллекцию вещей, от которых решил избавиться и которые теперь можно найти на полках его магазина:

"Советскую куртку мне купила мама на вырост в 1991 году. Сейчас она мне кажется очень хипстерской. Есть немного книг. Со временем хочется сделать какой-то определенный репертуар, чтобы здесь не было изданий вроде "Гимнастика" 1981 года. 

Еще я продаю камеру, на которую снял свое первое хоум-порно. Есть и VHS-камера с кассетой, она даже работает. У меня была мечта снять на нее авангардное кино. Еще одну камеру я купил через ebay, она пришла ко мне из Америки с отснятой, но непроявленной пленкой. У меня было ожидание, что на ней – какое-то мракобесие, расчлененка, но оказалось все очень банально. Там были какие-то кадры ни о чем – человек просто тестировал камеру".

Также на полках Farça можно найти известный томатный суп Кэмпбелл в жестяной банке дизайна Энди Уорхола: "Я купил его в нью-йоркском супермаркете, когда учился в киноакадемии. Этот суп продается до сих пор – существует серия в оригинальной банке Энди Уорхола. Я не хотел его есть, он был просто предметом декора".

 

 

Кроме одежды и бытовых предметов, на барахолке можно найти совершенно разный спортивный инвентарь - коньки, теннисную ракетку, шахматную доску и часы, стойки для отжимания, мячики для пинг-понга. Андрей признается, что иногда им овладевает желание заниматься спортом, но все это быстро заканчивается:

"На коньках в итоге катался раза три и понял, что этот спорт – не для меня. С теннисной ракеткой произошло то же, что и с коньками. Та же история – с часами для шахмат, стойками для отжимания, пинг-понгом".

Склад пробирок и прочих вещей из химнабора связан с университетским прошлым Андрея: "Я окончил химико-технологический факультет КПИ и имел грешок собирать сувениры из лаборатории".

Из раритетов – старый синтезатор Casio, который Андрею подарил директор группы Hardkiss.   

До конца непонятно, как будет существовать гаражная барахолка в будущем, но Андрей обещает, что будет весело:

"Я хочу делать что-то вроде телемагазина – видеоролики, где Анатоль Леже будет рассказывать о новых поступлениях товара. Помните, такие раньше часто показывали по телевизору? Там еще была бегущая строка, и тому, кто дозвонится прямо сейчас, обещают подарок. Хочу, чтобы это было смешно, ярко, театрально".  

Фото: Юлий Кудланык