За спиной Юрия больше 450 прыжков с парашютом, а также участие в национальном рекорде по построению воздушной фигуры в вингсьюте. Если коротко, то вингсьют – это такой костюм, в котором парашютисты превращаются в белок-летяг и парят в воздухе, а вернее падают со скоростью около 200 километров в час, пока не откроют парашют.

На конференции Sport Talks Юрий рассказывал, что нужно для того, чтобы научиться так летать, как убедить маму, что это безопасно, а себя – что это стоит всех потраченных денег, времени и нервов. Мы записали его историю и делимся с вами.

О своем пути

Я думаю, всем хоть раз снилось, что вы летали во сне. Я тоже летаю во сне, но мне снятся полеты в вингсьюте – специальном костюме, потому что в жизни я таким и занимаюсь. На самом деле это часть парашютного спорта, потому что нам все еще нужны парашюты, чтобы приземляться.

Прыгать с парашютом я начал около семи лет назад, знакомый тогда привел меня на аэродром. Про первый прыжок не помню почти ничего, кроме того, что мне понравилось. Я как раз искал, чем бы наполнить свою жизнь, и вот вингсьют ее и наполнил.

Через две недели мы встретились с другом, я сказал, что он как хочет, а я пойду учиться прыгать с парашютом. Друг решил так же – и мы пошли учиться. Путь к полетам на вингсьюте занял у меня порядка пяти лет.

Приходилось врать маме, что в семь утра в субботу я еду на пикник с друзьями. Наверное, она о чем-то догадывалась. Потом, конечно, у нас состоялся разговор. Сначала я ее как-то убедил, но затем произошла одна трагическая история с парашютистом и мама заявила, что я не буду прыгать, она ляжет на выходе у двери и никуда меня не отпустит. Я ответил, что тогда куплю себе спортивный мотоцикл, а это опаснее. Еще за меня заступилась сестра и как-то вместе мы это все преодолели.

 

Но каждый раз, когда я на аэродроме, мама звонит и спрашивает, ну что я там, уже все или нет. А я: "Мама, я прыгнул три раза, мне еще два раза, я тебе потом позвоню". В общем, с мамой можно договориться, но ей так точно адреналина хватает.

На самом деле парашютный спорт довольно безопасный. В 2001 году Американская ассоциация парашютного спорта подсчитала, что на миллион прыжков приходится 12 смертей. Сейчас это – семь с половиной. Учитывая аварийность на дорогах, у вас в 75 раз больше шансов умереть в автомобильной катастрофе, чем при выполнении сотни прыжков в год.

Приходилось врать маме, что в семь утра в субботу я еду на пикник с друзьями.

Сразу отвечу на самые популярные вопросы: если не откроется основной парашют, есть запасной, а запасной открывается всегда.

Что нужно сделать, чтоб летать в вингсьюте

Первое, что нужно – пройти курс и получить лицензию, что вам просто можно прыгать. Для этого необходимо пройти восемь уровней, и если вы способные, сделаете это за восемь прыжков. Если на каком-то уровне у вас что-то не выйдет, будете просто его пересдавать, пока не получится. Собственно, это самая дорогая часть обучения, потому что каждый прыжок нужно совершать с инструктором.

Помню, какое удовольствие я испытал, когда за свой первый прыжок без инструктора заплатил не 150 долларов, а что-то около 110 гривен – на те времена были такие цены. Как для студента это очень накладно, зато мотивировало меня много работать.

Когда я обучался, у меня не было такой возможности, но сейчас в Киеве появилось несколько аэродинамических труб, в которых можно почувствовать свободное падение и научится правильно падать.

Все, что нужно дальше – научиться хорошо прыгать. Для этого у вас есть двести прыжков, потому что пока вы их не совершите, вас не допустят к вингсьютам.

После этих двух сотен прыжков нужно прослушать двухчасовую лекцию и выполнить пробный прыжок в вингсьюте с инструктором. Он летит рядом, снимает тебя на камеру, а потом вы вместе разбираете ошибки. Если ничего критичного, то ты получаешь допуск и можешь прыгать сам. Вернее, не прыгать, а уже летать.

Это очень естественно, ты просто должен расслабиться и лететь, управляя своим телом. Под тобой проносятся поля, а рядом – облака, которые можно облетать.

Для этого не нужно никаких особых умений, главное, чтоб не было никаких серьезных сердечно-сосудистых заболеваний.

О мотивации

То, чем я занимаюсь – это разве что спорт выходного дня, хотя скорее и не спорт совсем. Ни в какой национальной сборной я не состою, делаю это тогда, когда мне хочется, когда удобно и когда есть деньги.

Это очень естественно, ты просто должен расслабиться и лететь, управляя своим телом. Под тобой проносятся поля, а рядом – облака, которые можно облетать.

Это занятие не разовьет ваше тело, ваше сердце останется таким же, зато ноги останутся целыми. Особых физических нагрузок нет и вы вряд ли получите какой-то видимый прирост бицепсов или чего-то другого. Для меня главный результат – это удовольствие, которое я получаю, когда преодолеваю достаточно нестандартную ситуацию. Я же выпрыгнул из самолета на высоте в четыре километра!

Зачем мы все это делаем? Многие думают, что мы адреналиновые маньяки, но это совсем не так. После сотого, двухсотого, пятисотого прыжка адреналина не так уже и много. Я больше боюсь отклониться от своего места в фигуре при групповом прыжке и подвести остальных. Даже первый шаг из самолета сделать не страшно: там очень высоко и ты не ударишься об землю, она очень далеко, серьезно. Вот когда до нее останется 100 метров – тогда немного страшно, а четыре километра – нет.

Это занятие не разовьет ваше тело, ваше сердце останется таким же, вы вряд ли получите какой-то видимый прирост бицепсов. Главный результат – удовольствие.

Я это делаю ради ощущения полета. И еще мне нравится чувство контроля, ведь я сам управляю полетом просто при помощи своего тела. Я получаю удовольствие, когда могу побороться с самой страшной стихией – с гравитацией, и победить ее хоть на какое-то время.

Пока среди моих желаний – прыгнуть на Северном полюсе и в Дубае, над пальмами. Еще, возможно, я когда-то отважусь на бейсджампинг – это общее название для прыжков с крыш, мостов и прочего, когда парашют открывают на очень маленькой высоте. Все наверняка видели ролики, на которых люди пролетают на скорости 300 километров в час в нескольких сантиметрах от скалы. Тут больше скорости и интенсивности, но нет права на ошибку. И да, у бейсджамперов больше просмотров на YouTube, чем у простых парашютистов.

Многие думают, что мы адреналиновые маньяки, но это совсем не так. После сотого, двухсотого, пятисотого прыжка адреналина не так уже и много.

Но каждый сам для себя определяет доли риска. Для меня пока что достаточно парашютного спорта, мне запасной парашют очень нравится, я без него не хочу прыгать. Но всегда есть куда проапгрейдиться.

О сложностях парашютного спорта и переменах в жизни

Довольно сложно преодолеть второй прыжок. Первый вообще не страшно – тебя прицепили к какому-то дядьке, а он в годах, опытный. Ты понимаешь, что он откроет парашют, приземлит тебя – ничего сложного. Вот второй прыжок ты делаешь сам. Да, с тобой выпрыгивают из самолета два инструктора, но ты уже ни к кому не пристегнут. Это сейчас я знаю, что земля далеко, а тогда страшно было.

Плюс ко всему перед прыжком ты выслушиваешь четыре часа инструктажа, при этом только первые тридцать минут тебе рассказывают, как обращаться с парашютом, а остальные три с половиной – что делать, если он не открылся или открылся неправильно. Картинки еще показывают, видео. А потом идешь прыгать и, конечно, только о нераскрытом парашюте и думаешь.

Еще запомнилась одна история. Приехал я как-то осенью прыгать, зашел в самолет и уже в воздухе вдруг заметил, что все в перчатках. И вот я выпрыгиваю и начинаю падать со скоростью 200 километров в час, а температура наверху на 20 градусов ниже, чем на земле. Если внизу где-то +10, то здесь уже мороз. Представьте, как было моим ладоням – незабываемые ощущения. Ничего, пошел потом и купил перчатки.

Я это делаю ради ощущения полета.

Но самое дорогое – купить свой парашют. Первые 200 прыжков можно и даже нужно совершать на арендованном, потому что все начинают прыгать с большим, но медленным и легко управляемым парашютом, а потом переходят на маленький и быстрый. Покупать себе имеет смысл маленький, а он стоит около 10 тысяч долларов.

Благодаря прыжкам я стал аккуратно относиться к снаряжению. А раньше я был жутко невнимательным и неаккуратным.

Что еще мне дал парашютный спорт? Он занял все мои теплые выходные за последние восемь лет. И я даже не хочу задумываться, сколько денег на это потратил – да просто все. Зато нашел много замечательных друзей на аэродроме.

Кстати, как ни странно, я боюсь летать в самолетах, особенно приземляться. Я бы лучше с удовольствием приземлялся на парашюте – для меня это понятнее и безопаснее. Как я борюсь с этим страхом? Это не очень по-спортивному, но виски помогает.