В сентябре состоялась первая встреча Music Hub – новой платформы, созданной для взаимодействия деятелей музыкальной индустрии в Украине. Обещают проводить регулярные встречи, совместно обсуждать и решать проблемы отрасли.

Среди спикеров стартового мероприятия были представители перекочевавшего в этом году в Черноморск Koktebel Jazz Festival, Respublica Fest в Каменце-Подольском, закончившегося ураганом Z-Games, переехавшего на Платформу Гогольfest и крупнейшего фестиваля Atlas Weekend.

Их организаторы рассказывали о своих проблемах, их причинах, о результатах и надеждах. Мы собрали лучшие цитаты, которые объясняют, как сейчас обстоят дела с музыкальными фестивалями в Украине.

Лилия Млинарич, президент Koktebel Jazz Festival

В связи с Черноморском сразу же вспоминается “Золотой теленок”, и я за время фестиваля еще раз выучила это хрестоматийное произведение. Но по итогу Черноморск оказался удобнее и лучше Затоки.

У нас запрещено слово “проблема”, мы его заменяем словосочетанием “новая возможность”. Такие новые возможности мы открываем практически каждый год.

На этот раз у нас появилась такая новая возможность благодаря изменившемуся месту проведения фестиваля. Сначала город сказал “Да”, а потом помощница мэра перепутала нас с Казантипом. Пришлось долго доказывать, что мы не верблюд.

У нас запрещено слово “проблема”, мы его заменяем словосочетанием “новая возможность”. Такие новые возможности мы открываем практически каждый год.

Звучали фразы “Невозможно пустить в Дворец культуры такую развратную, идеологически вредную музыку, как джаз” и “Видели мои родственники ваш фестиваль: все ходят голые, музыканты наколотые и вообще у вас там черт знает что происходит”. В общем, на третий день они разобрались, что мы не Казантип.

Нам разрешили зайти на заброшенную турбазу, при этом сказали, что нас не знают и видят впервые, поэтому мы должны заплатить за все. Впервые в жизни я платила за то, чтоб зайти на заброшенную территорию и иметь возможность убрать ее.

В лайнап я не вмешиваюсь, я отдаю это на откуп профессиональному экспертному жюри и публике. Единственное, хотела бы сказать музыкантам, что у нас прием заявок обычно открыт довольно долго – 2-3 месяца, и я не понимаю, почему все хотят присылать их в последние два дня.

Звучали фразы “Невозможно пустить в Дворец культуры такую развратную, идеологически вредную музыку, как джаз”

Есть хорошая новость – 3 миллиарда гривен заложили на культуру в бюджет следующего года. Но есть еще одна новость: 576 миллионов из этих денег – это бюджет институтов культуры, а их у нас в стране 68, плюс 5 национальных училищ. Специальность, которая называется “менеджмент культурно-зрелищных мероприятий”, есть в 22 из этих вузов. Но я не знаю чему их там учат, честно, мы этих выпускников точно не видели.  

Андрей Зоин, организатор Respublica Fest

В этом году у нас впервые не было дождя, и люди, видимо, почувствовали это, так что на фестиваль приехало около 10 тысяч человек.

Мы решили прыгнуть выше своей головы: привезли 100 исполнителей и сделали 5 фестивальных локаций. Судя по отзывам, людям понравилось. Даже продали уже часть билетов на следующий фестиваль. Но если затрагивать коммерческую сторону, мы не выгребли в этом году. Но считаем это финансовым вложением на следующий год.

Бюджет нашего фестиваля – это проданные билеты, у нас нет партнеров. Сделать большой фестиваль и отбить его только благодаря билетам – это супер-сложно. Если нас посетило около 10 тысяч человек, то из них тысяч 7 купили билеты. Довольно трудно оградить всю территорию фестиваля, поэтому любой местный или любой скаут может пролезть и попасть к нам на фестиваль бесплатно.

Сделать большой фестиваль и отбить его только благодаря проданным билетам – это супер-сложно

Проблема в том, что мы делаем фестиваль в районном центре, где живет 100 тысяч человек. До 95 процентов посетителей “Республики” – приезжие. Мы понимаем, что нам надо как-то привлечь туристов, поэтому над лайнапом думаем целый год. 

Лайнап – это, наверное, самая сложная часть фестиваля, а моя главная проблема в том, что я  не могу сказать “нет” музыкантам.

Мы по-прежнему отбираем молодые группы путем голосования, может, это и не очень профессионально.

Лайнап – это, наверное, самая сложная часть фестиваля, а моя главная проблема в том, что я  не могу сказать “нет” музыкантам.

В этом году мы впервые привезли иностранных артистов, хотя пока и не можем позволить себе топовых исполнителей. Зато мы стараемся приглашать тех музыкантов, которые могут стать топовыми года через 3-4.

Есть четыре города, которым мы сейчас помогаем, пишем для них проекты по фестивалям. Например, в этом году только в Хмельницком прошло четыре фестиваля. Да, они все проводились городскими властями и собрали по 100 человек, но там был хороший звук и хорошие артисты. В этом году они обратились ко мне и мы уже думаем, как на лето сделать там какой-то фестиваль.

Изначально “Республика” был социальным, арт-фестивалем, это был такой проект для города, который потом перерос в музыкальный. Просто мы поняли, что публике все наши остальные активности не особо интересны.

Максим Карпий, организатор Z-Games

Я даже знаю, куда делся этот дождь, которого не было на “Республике”. В этом году мы попали во многие зарубежные новости и меня впервые пригласили выступать на FuckUp Nights. В общем, мы получили много нового опыта.

У нас основные музыкальные направления – хип-хоп и рок, и мы в этом году столкнулись с такой проблемой, что нам не хватает украинских артистов, чтобы закрыть эти форматы.

Можно легко представить, что думает менеджер среднестатистической зарубежной группы, когда вводит в Google адрес локации и видит Затоку.

Да, есть хорошие украинские артисты и в этих форматах, но к тому моменту, когда проходит наш фестиваль, лично я уже успел послушать их всех раза по три, как и наша аудитория. Поэтому трендовых артистов нет смысла приглашать с экономической точки зрения: цена у них высокая, а аудитории уже нет. В Одессе все так точно успели выступить до фестиваля.

Можно легко представить, что думает менеджер среднестатистической зарубежной группы, когда вводит в Google адрес локации и видит Затоку.

Фестивальных локаций или людей, которые бы стремились принимать на своих локациях фестивали, не так много. Платформа, например, один из качественных вариантов, но многие площадки – это просто дикое поле.

Нам нужна площадка на 10-20 тысяч человек, но, по большому счету, каждый раз мы стоим эту площадку заново: кладем инженерные сети, решаем вопросы с водой, парковкой. Само собой, строить постоянную площадку для фестиваля, который проходит раз в году, тоже не выгодно.

Многие фестивали сейчас находятся на околонулевом балансе и в большей мере надеются на то, что поменяется некая конъюнктура на рынке.  

Тренд последних 2-х лет – практически все фестивали перешли на работу из кассы билетов, они не получают других дотаций. Поэтому контент стал больше зависеть от требований публики.  

Многие фестивали сейчас находятся на околонулевом балансе и в большей мере надеются на то, что поменяется некая конъюнктура на рынке.  

Дмитрий Сидоренко, организатор Atlas Weekend

Странно, что меня не пригласили на FuckUp Nights, у нас факапов было больше, но в том масштабе, в котором проходил фестиваль, их невозможно было избежать.

Задержки по таймингу были из-за большого количества групп, которые мы подтвердили, и из-за небольшого времени, заложенного на их смену. Плюс частично нас подвели технические подрядчики. Но мы все учли.

Важно прийти к тому, чтобы фестиваль уже обрел свою атмосферу, свою душу. Чтобы у людей было желание не только приходить на хедлайнеров, а просто жить на этом фестивале несколько дней подряд, как это происходит на том же Sziget, например.

Влад Троицкий, создатель Гогольfest

Всем, конечно, не угодишь, но если люди видят, что ты искренне что-то делаешь, то, в принципе, прощают ошибки.

То, что многие увидели на нашем фестивале только “Уличную еду” – это такое брюзжание, мне кажется. Ты или видишь бургер, или видишь офигенную выставку – такая оптика.

Я всегда все отдаю на аутсорс, у нас горизонтальная система фестиваля. Да и сам Гогольfest был задуман как место встречи разных проектов. 

У нас в этом году был интересный экспириенс с Франковском – мы там провели Porto Franko Gogol Fest. Получилось очень круто, потому что это не была интервенция, когда арт-менеджеры из Киева приехали и стали рассказывать, как надо жить. Франковск фактически присвоил себе этот фестиваль.

Кроме того, мы начинаем сейчас такой амбициозный проект – культурная столица Украины, по аналогу с европейской инициативой.

То, что сейчас проходит такое количество фестивалей, это круто, потому что люди дерзают, пусть даже и делают ошибки.

 

Фото: Ольга Закревская, Arsen Dzodzaev, repor.to