Во дворах на Нижнем Валу чуть меньше года назад открылся ресторан корейской кухни "Пян-Се бар". Он находится в старинном трехэтажном доме со 110-летней историей, и именно поэтому попал в нашу рубрику “На старом месте”.

Основатель ресторана — Илья Богданов, экс-офицер российской ФСБ, который в июле 2014 перешел на сторону Украины, участвовал в Иловайских событиях, оборонял Донецкий аэропорт, а в 2015 получил украинское гражданство и остался жить в Киеве.

Мы узнали у Ильи, почему жители соседних домов полгода не разрешали ему открывать ресторан, где взять дешевую мебель и как вообще обустроить все, если у тебя минимальный бюджет, а в арендованном помещении нет даже пола.

История

“Пян-Се бар” находится в одном из трех зданий во дворе-колодце на Нижнем Валу, 33. Все их возвели в 1908-12 годах на месте сгоревшей усадьбы.

Тогда там размещались бесплатный приют для малоимущих рожениц на 18 мест, благотворительная организация “Капля молока” и акушерская школа. Позже центральное здание двора отдали под отель, на первых этажах еще одного — находились магазины, а дом, в котором работает “Пян-Се бар”, использовали как сарай.

“В царские времена здесь была конюшня. Арки у нас на стенах — это бывшие стойла для лошадей”, — говорит Илья.

Сейчас все здания являются жилыми, часть помещений сдают под офисы и магазины.

Начало

На поиски помещения ушло около трех месяцев. Услугами риэлторов Илья не пользовался, просто ходил по Подолу, смотрел, что и где сдают, мониторил объявления в интернете.

“Я вообще хотел открывать точку уличной еды в МАФе, но внезапно их начали сносить. После массовой зачистки на Политехе понял, что не хочу стать следующим”.

Отношения с жильцами

Владельцы помещения уверили, что двор нежилой. И Илью это устроило.

“Я даже специально зашел туда ночью, чтобы проверить. Света в окнах действительно не было. Но когда мы начали ремонт, оказалось, что двор очень-очень живой. Настолько живой, что просто капец”.

Жители были категорически против открытия какого-либо заведения во дворе.

“Раньше тут был какой-то наркоманский хостел. Жильцы боялись, что мы устроим что-то подобное. Писали на нас жалобы во все инстанции, обращались к депутатам. Мы еще не открылись, а им уже воняет и мощные печи выбивают электричество в доме”.

Илья не раз встречался с людьми, пытался договориться, но все переговоры оборачивались фиаско. Из-за этого открытие “Пян-Се бара” отложилось почти на полгода.

“Я был готов открыться еще весной, но открылся лишь в июле. Помещение простаивало несколько месяцев, а мы платили арендную плату”, — вспоминает Илья.

Решить конфликт помог юрист. Благодаря ему жильцы дома и владелец “Пян-Се бара” подписали меморандум.

“Мы пообещали закрываться строго к 23:00. Просим гостей не курить и не шуметь во дворе, следим за порядком. Восстановили свет в арке, которая ведет во двор. А наш рекламный лайтбокс специально сделали не очень ярким, чтобы никому не мешать”.

По словам Ильи, сейчас у него отличные отношения со всеми жильцами.

Ремонт

До въезда “Пян-Се бара” помещение пустовало около полугода и его состояние было плачевным. Не было пола, вместо него — просто земля, местами выбиты окна, кое-где заварены металлической решеткой.

Бюджет на ремонт был очень скромным, поэтому Илье пришлось делать почти все собственными руками, привлекать друзей.

“Мы сами тянули проводку, варили столы, снимали старые окна и ставили новые. Я все это делал впервые в жизни”.

Стены ребята решили не трогать, ведь они из старинного кирпича, а на нем повсюду фамилии мастеров, номера мануфактур и заводов. Хотелось все это сохранить.

“Кстати, стены очень толстые. Звукоизоляция абсолютная. Здесь можно устраивать ночные вечеринки, и никто не услышит. Мне предлагали, но я отказался”.

Дизайн заведения Илья и команда придумывали сами, а декор собирали отовсюду — веер, который висит на стене, нашли в подъезде, весы принес бывший шеф-повар, зонтик привезла из Китая подписчица Ильи на Facebook, которая работает в китайском посольстве.

Единственное, что заказали профессиональному дизайнеру — принт для барной стойки.

“И то, оказалось, он его украл. Просто взял из интернета работы какого-то португальского художника. Это мне уже потом кто-то предъявил, после того, как мы обклеили барную стойку принтом. Дизайнера я уволил”.

На мебели тоже пришлось экономить. Например, подставки под приборы и салфетки — это обычные подставки для канцелярии, а стулья купили вообще у школьного завхоза.

“Специальные подставки, заказанные для ресторана, стоили бы по гривен триста за штуку, а эти мы взяли по 50. А стулья купили у какого-то завхоза, которого я нашел через интернет. Он такой нашифрованный был: в объявлении писал, мол, по телефону тема не обсуждается, все через сообщения. Взял по сто гривен за стул”.

В результате запуск ресторана обошелся чуть больше, чем в 30 тысяч долларов. Это ремонт помещения в 100 кв. м, закупка техники, аренда, первые зарплаты и остальные расходы.

Большую часть суммы дал инвестор, еще часть доложил сам Илья, продав свою квартиру во Владивостоке.

Локация

Поскольку заведение находится во дворе, случайных гостей в нем почти не бывает, уверяет Илья.

“Это же нужно найти точку, свернуть в арку. Поэтому наши гости — это те, кто идет сюда намеренно. Процентов 80 посетителей приносит Facebook, остальные — те, кому нас посоветовали. А людей, которые бы просто увидели вывеску и зашли, почти нет”.

Корейцы в “Пян-Се баре”, по словам Ильи, бывают нечасто. Но как-то к ним заходил консул Кореи с семьей.

“А еще к нам приходил хозяин корейского ресторана Han Gang. Меня тогда на месте не было, но я наблюдал за ним из дому через камеру. Он поел, а потом говорит: “Все нормально, но за корейским — это ко мне”.

Кстати, найти шеф-повара для “Пян-Се” оказалось не самым простым заданием. Сначала в ресторан пригласили повара-армянина, который разбирался в азиатской кухне. Искать настоящие корейские рецепты ему помогал один кореец, с которым был знаком Илья.

Но возникла проблема: никак не удавалось вкусно приготовить главное блюдо, которое и дало название всему заведению — паровые пирожки пян-се. Традиционное корейское блюдо, на котором Илья, к слову, вырос — во Владивостоке это очень популярная уличная еда.

“Мы работали месяца три, а пян-се все еще не было. Точнее, сначала они у нас были, но маленькие, убогие и подавались почему-то с томатным кавказским соусом. Они стоили 25 гривен и вообще не шли. Мне это доставляло адские моральные муки”.

Потом у заведения появился новый шеф-повар. Он несколько месяцев убил, чтобы научится готовить пян-се. Сделал их большими, предложил продавать по 100 гривен и с корейским соусом. Вот тогда дело пошло.

Планы

Илья планирует поставить во дворе бочки с цветами и нарисовать в арке мурал — огромный корейский флаг, который переходит в украинский.

Также не оставляет идею открыть в будущем точку уличной еды и наладить там мини-цех по производству пян-се.

Фото: Валерия Ландар