На личном опыте
Как я купила лошадь
Во сколько обходится содержание лошади, как с ней общаться и зачем делать "педикюр"
Журналистка Оксана Коваленко живет в центре Киева. 7 лет назад она решила завести лошадь. С тех пор почти каждые выходные Оксана ездит на конюшню под Киевом, чтобы вычесать Таити гриву, пообщаться с ней и обучить приемам
Как появилась лошадь
В детстве я не увлекалась лошадьми, никогда не каталась и не хотела ими заниматься. В 2010 году я много писала о международных конфликтах, ездила в Косово и Израиль. А позже начала учить арабский язык. Моим репетитором был студент из Палестины Ракан. Мы с ним сдружились, много общались о жизни и религии.

В какой-то момент Ракан захотел купить лошадь, и я решила помочь – ему было трудно искать информацию на украиноязычных форумах. Ракан хотел купить взрослую лошадь, которая не требовала бы воспитания.
Я находила на форумах прекрасных лошадей, кидала Ракану ссылки на разные варианты. И однажды увидела её: молодую, красивую и благородную Таити. Этот вариант Ракану не подходил – лошади было полтора года, она была жеребенком.

Помню, закрыла страницу, несколько минут подумала, снова открыла, а потом добавила ссылку в закладки. С тех пор мой рабочий день начинался так: я открывала ссылку, пересматривала фотографии Таити, а только потом садилась работать. Странным образом лошадь запала мне в душу.


А однажды мы с друзьями поехали на конюшню, чтобы покататься на лошадях. Я увидела, как скачут опытные наездники и мне захотелось поучиться верховой езде. Начала ходить на занятия к тренеру, которая, к тому же, показывала, как правильно ухаживать за лошадьми.

Однажды я не сдержалась и написала сообщение продавцу Таити: "Я ни в коем случае не собираюсь покупать вашу лошадь, просто хочу сказать, что она безумно красивая".
Хозяйка Таити ответила, мы начали общаться. Слово за слово, и вот я уже еду в Николаев, чтобы познакомиться с Таити.

Оказалось, я стала первым человеком, у которого Таити взяла еду с рук – она никому не доверяла. С момента моего первого сообщения хозяйке прошло три месяца, и Таити в прицепе-коневозе приехала ко мне в Киев.
Реакция близких
Никто из моих близких не знал, что я купила лошадь. Это была моя маленькая тайна. Я понимала, что это вызовет удивление и шок. Когда рассказала папе, он какое-то время со мной не разговаривал — подумал, что я сошла с ума и решила променять журналистику на лошадей. Через пару недель он убедился, что со мной все в порядке и снова начал со мной общаться.
Друзьям я тоже сказала не сразу — была не готова отбиваться и объяснять, что я не сошла с ума, а даже если и сошла, то совсем немножко. Только в день приезда Таити в Киев я рассказала своим.
Таити
Есть лошади "голубых кровей", которые могут стоить до 50 тысяч евро. Обычная же лошадь стоит от 600 до 1000 долларов. Таити — обычная лошадка, у нее смешанные крови. В ее роду была лошадь-тяжелевоз, поэтому в конном мире таких как она называют "полутяжиком".
Такую "породу" я вполне могла себе позволить. Чтобы купить, привезти и оплатить первый месяц постоя Таити, мне пришлось отказаться от запланированной поездки в Европу.
Чтобы купить Таити, мне пришлось отказаться от поездки в Европу
В этом году Таити исполнилось 8 лет, у нее есть паспорт, где записана дата рождения, имя и кому она принадлежит. В книжечке даже есть схема, на которой полностью прочерчены все завитки лошади и расписаны цвета кожи по всему телу — не шерсти, а именно кожи. В конце — страница с прививками, так как мы стоим на учете у ветеринара.
Лошади могут жить и до 26 лет, так что по человеческим меркам Таити сейчас 18, барышня в самом соку. Имя ей дали еще при рождении. В именах лошадей должны быть использованы буквы имен обоих родителей, а поскольку мама Таити – Триада, а папа – Таиланд, то выбора особо не было.
Конюшня
Первую конюшню в Боярке я выбирала по отзывам в интернете и на форуме о конном мире, а также благодаря советам хозяйки Таити. Для меня было важно, чтобы она находилась недалеко от города, хотя чем ближе к Киеву, тем дороже.

Цена постоя лошади зависит от условий и места расположения конюшни — от 100 до 500 долларов в месяц, хотя бывает и выше. В стоимость входит корм, уборка, выгул и работа с лошадью.
В разгар событий на Майдане я решила перевезти Таити на другую конюшню из-за того, что за ней стали плохо смотреть. Пришлось переехать аж за Борисполь.

Самое сложное для меня — это дорога до конюшни и обратно. Если дорога в Боярку в общей сложности занимала 2-3 часа, то теперь я трачу на поездку к Таити минимум полдня.
Также я плачу за то, чтобы Таити делали расчистку копыт — что-то вроде человеческого педикюра. Раз в полтора-два месяца ей подпиливают и подрезают копыта. Это нужно для того, чтобы ее ноги были здоровы.

В нашей конюшне приблизительно 10 лошадей — все они находятся в денниках по-соседству друг с другом. Также на территории есть "бочка" для работы с лошадьми [круглая огражденная территория с песком для тренировки лошадей - БЖ], левада для выгула и плац с препятствиями для верховой езды. Люди приезжают сюда потренироваться, или же просто пообниматься с лошадьми.
С ребятами на конюшне я держу постоянную связь. С Таити работает прекрасный коллектив. Они присылают мне фотографии, когда выгуливают Таити, рассказывают о ней, когда я не могу приехать.

Даже когда я устаю или понимаю, что деньги нужны на что-то другое, а не на постой лошади — я никогда не думаю о том, чтобы продать Таити, потому что друзей не продают. Она будет со мной.
Отношения
Сначала я ездила к Таити раз в три дня, и у нас было полное единение — мы привыкали друг к другу, вместе учились, играли, ссорились и быстро мирились. Она даже слышала, когда я приезжала. Стоило мне только открыть калитку, как она высовывала голову и начинала ржать.

Когда-то у Таити на глазах меня задними копытами ударила другая лошадь. Я упала, вскочила и спряталась в деннике Таити.
Она все это видела и начала меня жалеть и тыкаться в меня носом. На следующий день мне рассказали, что Таити треснула ту лошадь, которая меня ударила. Отомстила за меня.

В 2013 году случился Майдан, из-за которого я не смогла часто приезжать, и у нас с Таити случился разрыв. Когда спустя полтора месяца я вновь приехала, она стояла ко мне спиной и даже не поворачивалась. Обижалась на меня полгода.
Осенью 2014 года я приехала на конюшню, мои силы были на исходе, потому что это был год напряжения, войны и боли. Я пришла, повисла у нее на шее и начала объяснять: что я ее не разлюбила, но не могу приезжать часто из-за работы и волонтерства, просила у нее прощения.
Таити не очень любит "обнимашки", но выслушала меня, подошла и начала губами перебирать мои волосы, а потом уткнулась носом в мою щеку и замерла. С того момента наши отношения снова наладились. У нас есть две даты — дата ее приезда ко мне и ее день рождения. Стараюсь в эти дни обязательно приезжать к ней.
Уход
Последовательность обычно такая: я приезжаю на конюшню, здороваюсь с Таити, даю ей вкусняшку — сахар в кубиках, яблоки или морковку. Затем вывожу ее из денника и начинаю чистить несколькими щетками.
Сначала скребком вычухивается пыль с шерсти. Потом я ее пылесошу, а уже потом смахиваю остатки. Отдельной щеткой причесываю Таити гриву и хвост, специальным крючком убираю грязь из копыт — так ненадолго получается идеально чистая лошадь.
Лошадей кормят утром, днем и вечером. Они едят каши, сено и зерно. Днем лошадей выводят в "бочку" или на леваду, где с ними несколько часов работают, или просто выгуливают.
Лошади по команде бегают рысью, галопом или ходят шагом.
Воспитание
С лошадью нужно быть строгой, нужно воспитывать, заботиться и переживать. Лошадь — это как ребенок. Она может дарить и позитивные, и негативные эмоции, может обидеть или сделать что-то не так. Я всегда воспитывала ее сама, советовалась с тренерами. Она не всегда ходила ровно, не всегда слушалась, пока я не выработала командный тон.
Таити можно назвать альфа-кобылой, потому что это сильная лошадь с лидерскими качествами. Но в нашем тандеме я должна быть сильнее, чтобы она меня слушалась, иначе эти 500 неконтролируемых килограмм могут стать угрозой.
Я должна быть сильнее, чтобы она меня слушалась, иначе эти 500 килограмм могут стать угрозой
Мы учились ходить друг с другом, изучать команды. Я учила ее слушаться, и продолжаю это делать до сих пор. Сложно было научить Таити бегать на корде [длинный поводок — БЖ], потому что она пыталась удрать и потянуть меня за собой. Но мы прошли этот этап, в том числе с помощью девочек из нашей конюшни. У лошадей, как и у собак, есть словесные триггеры, которым их можно обучить.
Я не могу сказать, что Таити идеально меня слушается — бывает, ей нужно доказывать, что она что-то сделала не так. Прошлым летом мы катались в полях, занимались, как взрослые серьезные лошади на плацу, учились переступать через специальные препятствия.
Курьезы
Лошадь — это очень благородное и умное создание, но в моем случае это еще и хитрое хулиганье. Таити — это та единственная лошадь в конюшне, которая научилась открывать свой денник губами и выпускать других лошадей. Все лошади как лошади, а моя вечно что-то придумывает, например, как-то разобрала автопоилку и затопила соседние денники.

А как-то рядом с денником Таити поставили ящик с щетками. Ей, видимо, было скучно просто стоять, и она стала по одной доставать щетки и тайком прятать по углам своего денника. Щетки нашли не сразу.
Потом на месте ящика с щетками стояла клетка с перепелкой. Как-то я приехала на конюшню, захожу к Таити и вижу картину: она колупается носом в своей подстилке, а рядом лежит клетка с живой перепелкой. Которая тоже колупается в таитиной подстилке! Оказалось, что Таити стало скучно и она как-то затащила клетку к себе в денник.
Терапия
Журналистика — это очень стрессовая работа, а политическая журналистика часто еще и связана с большим разочарованием, поэтому периодически происходят депрессивные состояния. Еще до появления Таити я поймала себя на мысли, что когда приезжала на верховую езду, кормила и разговаривала с лошадьми, мне становилось легче.
Я поняла, что для меня лошадь — это настоящий и очень сильный антистресс. После времяпровождения с лошадьми я будто очищаюсь, у меня появляются новые силы.
Текст: Денис Маракин, фото: Юлий Кудланик


Share