На личном опыте
Как я научилась жить с протезом: история основательницы Lisova Ceramica
"Я живу абсолютно нормальной жизнью"
В 23 года киевлянка Юлия Lisova (свою настоящую фамилию героиня просит не указывать, – БЖ) попала в серьезную аварию, после которой ей ампутировали ногу. В 2010 году вместо получения диплома и работы фотографа Юле пришлось заново учиться ходить и привыкать к ношению протеза. Сейчас она работает над собственным брендом Lisova Ceramica, которая продается в США, Канаду, Норвегию, Сингапур и т.д.

О принятии себя и не толерантном обществе Юлия рассказала БЖ.
Юлия Lisova, 32 года

Основательница мастерской керамических изделий Lisova Ceramica. В 23 года девушка попала в ДТП, после чего ей ампутировали ногу.
До аварии
Я училась в университете на дизайнера среды, параллельно работала фотографом в ночных клубах, занималась рекламной фотосъемкой и немного работала в продакшене. В 2010 году защитила степень магистра в университете и должна была получить диплом, но выбрала евротур с папой на концерт AC/DC. По приезду дипломом так и не удалось забрать лично.
Авария
В августе произошла авария. Мне тогда было 23 года. В тот день мы с парнем Женей ехали на мотоцикле отдыхать на озеро по маршруту, которым ездили уже сто раз. Заехали на заправку, заправились и начали движение. Скорость была соответственно небольшая. Но тут нас подрезает машина – не знаю, может, хотели в последний момент на заправку заехать, и наш мотоцикл врезается в отбойник, где написано "Въезд". И врезается жестко. На скорости я вылетаю и лечу прямиком в бетонный электрический столб.

Обычно на этих столбах есть металлическая защита, за которой прячут кабели. Но там все кабели были наружу, хотя по технике безопасности они должны быть спрятаны. И я попадаю левой ногой в эту открытую дыру. Если бы не этот столб, возможно, в моем случае исход был бы чуть лучше.

Я была в сознании долгое время. Болевых ощущений не чувствовала. Ко мне подбежал молодой парень, работник заправки, и оказал первую помощь – наложил жгут на ногу. В глазах было темно, поэтому я долгое время думала, что все произошло ночью. А через месяц мне рассказали, что это случилось в 18 вечера, в августе в это время еще светло.

Потом приехала полиция. Помню, что спрашивали мой телефон, домашний адрес – все данные. И первое, что я у них спросила: "Как Женя? Парень, с которым я ехала".

А они в ответ: "Солнышко, потерпи". Я тогда подумала, почему это они такие ласковые со мной.
Все, что осталось у меня в воспоминаниях – темнота, песок на щеке, и то, что я рассказываю полиции свои данные.
Что случилось на самом деле – до сих пор тайна, покрытая мраком: этот столб незакрытый, отсутствие свидетелей и видео с камер наблюдения. На заправке сказали, что у них камеры расположены так, что не захватывают ту часть, где все произошло. С камер остались лишь записи до и после случившегося.

Полиция, после осмотра мотоцикла сказала, что если бы авто, действительно, подрезало нас, то якобы должна была остаться краска на мотоцикле, но ее нет. Я, мои и Женины друзья и родные, считаем, что просто никто не хотел этим заниматься, поэтому ДТП списали на "не справился с управлением". Не верю, что человек, который с детства катался профессионально на велосипедах и мотоциклах, не справился с управлением по первой полосе.

Женя погиб в больнице. Я узнала об этом там же.
Больница
Меня повезли в больницу. Сначала были многочисленные длительные операции, потом повезли в реанимацию. У меня было травмировано буквально все тело, кроме верхней части позвоночника. Очень повезло, что позвоночник не пострадал, в ином случае мне, возможно, всю жизнь пришлось бы лежать пластом.

У меня было сотрясение мозга и куча ссадин на голове, хотя я и была в шлеме. Но от удара и шлем, и обувь слетели. Говорят, когда обувь вылетает – человек уже вряд ли выживет.

На правой руке была очень большая ссадина, она выглядела, как ожог, я ее позже забила татуировкой с маками. Левая рука от запястья до локтя вся была поломана. Кроме того были очень сильные внутренние повреждения. Печень вся в разрывах. Мой хирург говорил: "Я таких разрывов печени на живом человеке не видел, на мертвых – да".

Правая нога была сломана, раздроблено колено, но ее собрали, а левую ногу спасти не удалось – ее ампутировали. Пока меня везли в больницу я потеряла почти всю кровь. Врачи сказали, что, если бы нога была единственной травмой, то может быть они могли бы чуть больше ее собрать, но тут стоял вопрос не о спасении ноги, а о спасении жизни.
Я не была в коме. Через день-два открыла глаза в реанимации. Из реанимации запомнила несколько моментов, из них – самые жесткие слова за всю мою жизнь, когда в помещение зашли врачи и сухо сказали: "Юля, у тебя больше нет ноги, и друга у тебя тоже больше нет". Развернулись и ушли.
Тогда у меня не было ни шока, ни истерики. Эта информация просто зашла в меня и где-то неделю я просто перерабатывала ее. Когда лежишь в реанимации и понимаешь, что пару человек, которые ранее были здесь, уже больше не живут, и ты сам на грани жизни и смерти, то как-то переживаешь это все, хватаясь за любые жизненные ниточки, наедине с собой.

Второе, что врезалось в память – это адская жара. Я читала, что 3 августа и две недели после были аномально жаркими. А в реанимации были огромные окна без жалюзи и штор. И ты в бинтах с ног до головы лежишь на этой жаре и не можешь даже пошевелиться.

В палате, где я тогда лежала, до сих пор такая же ситуация. Поэтому в 2017 году я инициировала сбор денег на своей странице в facebook на кондиционер. Тогда удалось собрать 4100 гривен. Этого не хватило, на кондиционер нужно около 10-12 тысяч гривен, плюс установка – еще пару тысяч. Эту сумму я недавно перечислила подруге на покупку окклюдера (устройство для устранения дефекта межпредсердной перегородки, – БЖ), который в конце мая предстоит поставить в ее сердце.

Мой случай был очень тяжелый. И врачи, которые мной тогда занимались, до сих пор вспоминают его. Когда был Майдан, а потом АТО, в эту больницу привозили много людей с боевыми ранениями. Поскольку я с врачами осталась в хороших отношениях, они мне звонили потом с вопросом: "Юля, а можно дать твой телефон одним мужикам, у них не так все жестко, как было у тебя, но они в таких депрессиях, что говорят будто дальше жизни нет, они никому не нужны, и вообще все плохо и лучше бы они умерли". Я давала свой номер, но мне почему-то так никто и не позвонил. (с улыбкой говорит героиня –БЖ)
Поддержка/Реабилитация
Два месяца в больнице я даже не сидела, могла лишь лежать пластом. Помогало то, что врачи были всегда на позитиве. Они приходили, шутили: "Чего ты лежишь вставай", и все в таком духе.

Друзья поддерживали все время. Они в "ВКонтакте" создали группу по сбору средств. Оттуда в основном все и узнавали о случившемся. Когда я начала более-менее двигать пальцами, публиковала в этой группе новости о себе: "Завтра меня ждет операция", или "Я уже могу двигать мизинцем".

Мои родители все время удивлялись: "Юля, у тебя столько друзей?". Хотя, наверное, большинство людей, которые приходили, это были незнакомые люди, которых я видела первый раз в жизни. Они приходили с тортиками, игрушками, плакатами.

Многие из тех, кто приходил, сначала смущались, потому что думали, что меня надо будет как-то подбадривать, переживали, что не найдут нужных слов, но потом уходили на позитиве и говорили: "Как так получается. Ты подбадриваешь нас, а не наоборот?".

У меня появилось очень много друзей байкеров и просто замечательных людей, которых я до этого никогда не видела. Они приходили каждый день, подолгу сидели общались после работы. Потом приходили ко мне домой и уже стало обыденным, что незнакомые люди приходят проведать меня. И я им очень благодарна за поддержку.

У меня вообще никогда не было никаких депрессий на этом фоне. Даже мысли об этом не было. Да, в больнице ко мне приходила психолог, которая там работала с пациентами вроде меня.
Но она говорила, что я не нуждаюсь в ее помощи, ведь и так хорошо справляюсь и мы общались на отдаленные темы. С самого начала у меня как-то выстроилось нужное восприятие ситуации.

Ты живешь – и это самое главное, а все остальное настолько незначительно. Ничего не важно, если ты жив и у тебя более-менее хорошее здоровье. Тогда ты можешь горы свернуть. Все остальное и проблемы вроде: бросил парень/девушка, негде жить, уволили с работы – вообще не важно, это лишь твое восприятие неприятностей. Если жизнь продолжилась, то далее все зависит только от тебя и от твоей силы воли. И важно, в какое русло ты направишь свои мысли.
Как ситуации меняют человека, ровно так же человек в силах повернуть ситуацию. То, что многие считают негативом, ты можешь превратить в позитив – и все начнет вокруг тебя удачно складываться.
Такие ситуации часто тебе в плюс, как ни странно. Только через какое-то время, когда ты анализируешь все, понимаешь, что именно благодаря вот этому у тебя есть то, что есть сегодня.
Протез
В больнице я пролежала больше двух месяцев. Потом полгода провела в инвалидном кресле. Оно меня дико напрягало. Я категорически не хотела на нем перемещаться длительное время. Да и инфраструктуры у нас соответствующей нет. Поэтому я начала ходить на костылях.

Протез появился довольно поздно. Вообще в Европе и Америке практикуется ношение протезов еще с больницы, чтобы человек не успел отвыкнуть от привычной ему ходьбы. А у нас нужно сначала объездить все госструктуры, постоять во всех очередях, собрать все документы, чтобы получить его.
В общем, протез появился лишь через восемь месяцев. Привыкать к нему долго и больно.
Даже просто, чтобы получилось опереться, нужно время. По сути бедренная кость просто затянута кожей и с каждым шагом на нее создается давление – это дико больно. К этому дискомфорту не привыкаешь, и даже сейчас каждый шаг дается с болевыми ощущениями.

Это мой третий или четвертый протез. Моя большая мечта – бионическое колено Genium X3, но у него космическая стоимость 62500 долларов. Такое колено дает возможность жить максимально приближенной жизнью к той, которая была раньше, ходить свободно так, как ты ходил раньше. Можна даже альпинизмом или серфом заниматься, если у тебя вторая нога здоровая.

Я, например, раньше профессионально занималась легкой атлетикой-спринтом, бегом на короткие дистанции и прогуливала универ зимой ради поездок на сноуборде. Этого очень не хватает. Раньше ты пробегал 100 метров за 12 с лишним секунд, а потом в один момент бах – и нужно заново учиться ходить. Правая нога больше чем на 90 градусов по-прежнему не сгибается.
Фантомные боли
Говорят, что фантомная боль – это та боль, которую ты ощущал перед потерей конечности. У 80% людей эти боли не проходят. И я – в их числе. С этими болевыми ощущениями я живу нон-стопом 24 часа, кроме периода, когда сплю.

Если акцентировать внимание на боли, то она усиливается, если не придавать ей значение, то она идет фоном. Вот сейчас, к примеру, я акцентирую внимание на этом, и я ощущаю, как крутит всю ногу, могу чувствовать стопу, каждый палец. А бывает чешется колено. Это так странно. У тебя нет колена, а ты его чувствуешь.

Когда ты в эти мысли углубляешся, то понимаешь, что все это идет из головы. Все ощущения, все твои страхи – соответственно ты все это можешь отключить, имея возможность контролировать себя, свое сознание и подсознание.
О реакции общества
Люди смотрят, да. Но я смотрю в ответ и, как правило, человек начинает стесняться и опускает глаза.

Раньше я ходила постоянно в штанах или в длинных юбках, и люди меня спрашивали, почему я хромаю. Сейчас я не ограничиваю себя в одежде. Правда, пока у меня не было кавера (накладка на протез), в юбках я особо не ходила. Единственное – протез нельзя мочить, поэтому где-то на море в купальнике я не расхаживаю.
Если посмотреть на мои страницы в соцсетях, до мая прошлого года пока я не купила кавер не было ни одной фотографии, где было бы видно, что у меня протез. Я никогда ничего не писала на эту тему. Нет, не скрывала, просто не говорила об этом, так как жила абсолютно обычной жизнью и не придавала значения моим "особенностям".

Прошлой весной мне доставили кавер из США по индивидуальному дизайну. Стоит он 1,5 тысячи евро. Он не несет никакой функции, кроме эстетической. Кавер отпечатали на 3D принтере по форме моей ноги. То есть по сути воссоздали ногу. Я выбрала черный матовый цвет и розы. В самой трубе эстетики мало, а мойкавер –это уже дизайнерская вещь.

В мае прошлого года я поехала на "Кураж Базар" впервые в короткой юбке с обновленным протезом. Немного взглядов на себе поймала, но в основном все смотрели с интересом. Многие говорили, что выглядит круто.

Конечно, случается, что недалекие люди внаглую подходят и спрашивают: "А что с ногой?". Это то же, что подойти и спросить у человека: "А почему ты такой толстый?". Но почему-то люди считают, что они могут подойти к незнакомцу и задать такой бестактный вопрос. Часто об этом спрашивают таксисты, которые любят просто потрепаться.
Свое дело
Вот уже пять лет, как я занимаюсь созданием керамических изделий, и это такая страсть, которая не покидает меня. Я могу целый день быть в мастерской, прийти домой и листать страницы керамистов, читать, говорить о керамике – и мне это не надоедает.

После начала моей новой жизни я поняла, что, наверное, больше не смогу заниматься фотографией, ведь я любила активную съемку, репортажи. Все остальное: постановочные, студийные фото мне были неинтересны. И я начала думать, чем бы хотела заниматься. До аварии я училась искусству художественной татуировки, но эту идею тоже пришлось забросить.

С керамикой было переплетено много историй в разные периоды моей жизни, и мой творческий пазл сложился так, что я начала этим заниматься. Вначале я посетила несколько общих мастер-классов. Потом мой муж видеооператор, как-то должен был снимать видеоролик для соседей. К ним приезжал гончар и учил детей лепить из глины. Я напросилась с ним – и это был первый раз, когда я прикоснулась к гончарному кругу. На тот момент моей дочери было уже два года и мы лепили из глины впервые вместе. Вот так все пошло поехало.

Первыми моими изделиями были разные предметы быта для нашего дома. Я поняла, что хочу минимизировать количество пластика, стекла и хрома в интерьере, поскольку мне эти материалы не близки. И все, что можно было заменить на глиняные изделия, я решила менять: слепила стакан для зубных щеток, мыльницу, керамические плафоны.
Первое время мы обжигали изделия дома у того самого гончара, с которым познакомились на съемке. Но потом поняли, что это неудобно и решили купить печь. К тому времени, когда мы купили печь, у меня дома была уже полноценная мастерская.

На моей странице в "Вконтакте" был альбом, куда я выкладывала свое различное творчество еще до аварии. Туда же я начала загружать фото своих первых керамических работ без каких-либо помыслов. Но, люди очень быстро подключились и настойчиво начали просить, чтобы я сделала для них такие же штуки.

Первый относительно крупный заказ был осенью 2014 года. Это были белые кашпо в виде больших яиц для декора частной клиники.

Потом появился Instagram и пришло название бренда – Lisova Ceramica. Поскольку у меня не было специальных инструментов, которыми можно было декорировать изделия, я начала использовать подручные средства, которые находила во дворе. Например, брала кору сосны и ею отбивала ямочки. Так и появилось название.
Изначально у меня не было специальных инструментов, которыми можно было декорировать изделия, и я начала использовать подручные средства, которые находила во дворе мастерской. Поскольку я живу рядом с лесом, мою мастерскую окружает природа – для оттисков я начала активно применять натуральные растения и камни. Природа и жизнь – главный источник моего вдохновения, поэтому точнее чем Lisova не опишешь.

Активный спрос за год сподвиг к тому, что нужно было расширяться и я арендовала помещение под мастерскую в Киеве. Там постепенно начала проводить мастер-классы. Это дало контакты, опыт в плане мастерства и больше финансовой свободы.

Сейчас 70% изделий Lisova Ceramica идет на экспорт. Основной канал продаж – eatsy и instagram. Свои изделия куда только не отправляла: в Норвегию, Южную Корею, Австралию, Канаду, Африку, США, Сингапур и Новую Зеландию, неоднократно на Аляску – таким образом частичка меня путешествует по всему миру.

Чаще всего заказы поступают из Америки. Меня это удивляет, ведь конкуренция там очень высокая и достойных работ бесчисленное количество.

Сложно сказать сколько изделий создается за год, думаю это порядка 1500-1800 единиц.
О принятии
Некоторые люди считают, что сложные ситуации в жизни происходят, если где-то что-то сделал не так, напортачил, и вот тебе за это несчастье – возьми и погорюй. Другие считают, что это ни от чего не зависит. Я придерживаюсь второго мнения: все случается со всеми, у кого-то так, у кого-то по другому. У кого-то сейчас, у кого-то через 30 лет. Это жизнь и она разная. И тем не менее она очень классная.

Самое главное, что все превращается в твой уникальный опыт,независимо от того позитивным или негативным ,на первый взгляд,он выдался.

Лично я живу абсолютно нормальной жизнью. Кроме того, у меня она более насыщенная и разнообразная, чем у многих других людей. Ровно через год после аварии я уже ходила с ребенком под сердцем и плясала на своей свадьбе, а когда дочке было три месяца, мы с ней поехали на море.

Сама беременность протекала легко, но учиться ходить и носить спадающий протез – было очень мучительно. Его на каждом шагу чуть ли не придерживать надо было. Плюс я набрала вес, и он не подходил. Но у меня не было выхода, приходилось мирится с этим и научиться быть смиренной. Более того, мы с мужем сами справлялись с ребенком, ни смотря ни на что, без нянек и бабушек.

Даже, когда я перемещалась на инвалидном кресле, побывала на концерте любимой группы Thirty Seconds to Mars, когда они впервые приезжали в Киев. В прошлом году повторила этот опыт, но уже с протезом и танцами.

В моем окружении никто вообще не обращает внимание, что у меня протез вместо ноги. Мне иногда хочеться сказать: "Я не могу, подумай", или напоминаю, мол, ну ты же не забывай. Ну это я в крайних случаях говорю больше даже в шутку.

Сейчас я участвую в социальном проекте "Краса розкриває серця" – его цель напомнить нашему обществу, что внешне и внутренне мы все абсолютно разные и от этого прекрасны. Миссия проекта – помочь людям принять, полюбить себя и проявлять толерантность к ближнему.
Планы
Мне свойственно все мечты преобразовывать в цель и достигать их. Сейчас я хочу наладить работу уже двух мастерских, поменять всю структуру. Это новый опыт. Планирую больше времени уделять именно творческой части в своей работе,экспериментировать. Больше уделять времени семье и духовному саморазвитию. В планах также путешествовать еще чаще,чем в прошлом году и увидеть океан.