"Мы торгуем книгами и дисками на Петровке с 90-х"
Старожилы книжного рынка – о том, что здесь изменилось за 20 лет
Ты не жил в 90-х в Киеве (да просто не жил!), если не ездил на "Петровку" за учебниками по английскому, диском Metallica или за видеокассетой со всеми фильмами с Брюсом Уиллисом.

С тех пор "Петровку" переименовали в "Почайну", пиратский контент – уже не в тренде, но легендарный книжный рынок никуда не исчез. Мы узнали, кто ходит на "Петровку" за книгами и дисками в век электронных носителей, смартфонов и стриминговых музыкальных сервисов. И кто уже более 15 лет там это все продает.
Стас, 70 лет
Работает на книжном рынке около 20 лет. Продает старые книги: художественную, историческую и специализированную литературу
История
Мы все работаем под псевдо. Можете называть меня Стас Ремаркович. Я попал на рынок еще в 90-е. Работал в технической сфере, электромехаником. Потом начал увлекаться книгами, увидел, что люди торгуют на "Петровке", и так пошло-поехало.

15 лет назад мы продавали книги на дороге (там, где сейчас блошиный рынок – БЖ). Потом договорились с администрацией, они нам сделали торговые ряды. Сейчас у меня 18 складов, за аренду плачу 11,5 тысяч гривен в месяц. Работаю без выходных, потому что каждый день аренды стоит 450 гривен.
Книги попадают ко мне из личных библиотек. Старые деды умирают, а их библиотеки выбрасывают в макулатуру. Некоторые приносят книги сами, а мы перебираем
Сюда приходит много интересных людей. И заслуженные артисты, и театралы, и спортсмены. Вот, Валерий Борзов (советский легкоатлет-спринтер, двукратный олимпийский чемпион и призер Олимпийских игр – БЖ) приходил со своей женой-гимнасткой Людмилой Турищевой.

Молодежь чаще берет легкое чтиво: Коэльо, Бегбедеров разных. Еще сейчас любят экономику и психологию. Художественную литературу все больше читают пожилые.

А вообще за последние 2-3 года покупателей стало меньше. Не потому, что не читают, просто у людей нет денег, не хватает на книги. Хотя цены у меня – 15-30 гривен за книгу.

Здесь лежат горы классики. Раньше пачками брали книги детям на лето. А теперь что? У каждого смартфон. В сокращенном варианте прочитали, и все. И что нам с этими книгами делать? В макулатуру по 1 гривне за килограмм сдавать? В электронных книгах нет души. Конечно, тут кому что нравится. Но я считаю, если хочешь нормально почитать – бери печатную книгу.
(Нас прерывает голос пожилого мужчины-покупателя:

– Майн кампф" есть на русском?

– Есть. Только не говорите при журналистах. Это же запрещенный товар сейчас

– Это молодым такие книги нельзя, а мне уже можно

– Та причем тут можно! Наручники наденут и вам, и мне! Можно, говорит! Ты видишь, "Майн кампф" захотел!).

Ну, как запрещенный товар... Люди продают, но, как говорят, милиция и к столбу прицепится. А вообще полиция нас не трогает.

Дома у меня немного книг – около тысячи. Но сейчас нет времени читать, да и зрение не то. Говорили: "Пойдешь на пенсию – прочитаешь". А я уже 10 лет на пенсии. Пишу стихи. Когда-то пытался публиковаться, но мне отписали "Ваши стихи к публикации не приняты". Давно это было.
Александр Степанович, 74 года
Продает старые книги: художественную, историческую и специализированную литературу
История
Я сам в прошлом – военный. Пришел сюда 15 лет назад с маленьким чемоданчиком, четыре книжки всего, сел на дороге (за книжными рядами, где сейчас блошиный рынок – БЖ) и начал работать. Продал одну книжку. Обрадовался. Потом еще пять, а потом уже и сотни тысяч.

Меня сюда затащил лично директор рынка. Увидел, что я сижу на дороге, и говорит: "Идите ко мне под крышу. Что ж вы мучаетесь? Это же каждый день нужно книги привозить-отвозить под дождем, снегом". Я сначала засомневался, смогу ли я потянуть аренду. Через неделю он опять ко мне вышел, и в конце-концов уговорил. Спасибо ему за это.

Сначала у меня было несколько ящиков книг. Перевез их сюда, на склады. Сейчас здесь 17 отсеков. Сколько там книг – не сосчитать, сотни тысяч, наверное. Будучи военным, я руководил составом целой армии. Ну а здесь с небольшим хозяйством тем более смогу управиться.
Раньше налоговая полиция часто ходила и проверяла документы. Но у меня с этим проблем никогда не было, все документы в порядке. Налоги я тоже вовремя плачу, вообще я законопослушный. С военной поры меня, наверное, приучили к порядку.

Книги ко мне попадают отовсюду. Много библиотек развалилось в городе, оттуда привозят. Приносят книги и люди, которым просто жалко их выкидывать. Книга – это же вековая культура народа. Наука, которая у нас сжигается, уничтожается, или превращается в макулатуру.
Вся наша культура превращается в рулон туалетной бумаги. А я пытаюсь это все сохранить
У меня тут, наверное, один из немногих источников технической литературы. Китайцы, кстати, мешками забирают книги о кораблестроении, авиации, ракетном деле. Нам это все не нужно, а им – очень. И когда мы этих китайцев догоним? Печально все это. Особенно мне как техническому человеку.

Сюда приходит много интересных людей. Есть мощные историки, религиозные деятели, технари, кандидаты, доктора наук, представители власти.

Еще у нас есть своя экзотика (склад книг в узком проеме – БЖ), молодежь любит здесь фотографироваться. Приходят профессиональные фотохудожники, переодеваются в нарядные костюмы, а потом показывают мне публикации в журналах. А однажды даже свадьба завалилась.
Я сам увлекаюсь историей. Прочитал недавно Малиновского, Еременко. Сейчас хочу читать книги немецких военачальников о Второй мировой войне. Мне интересно, под каким углом они на эту войну смотрят. Противника всегда важно почитать. Наших я тоже читал, но они многое умалчивают.

Я всю жизнь любил книги, поэтому, наверное, попал в свою стихию после службы в вооруженных силах. Я в свое время на войне был (в Афганистане – БЖ), жизнью рисковал. По сравнению с прошлым, я сейчас в раю живу.
Дмитрий, 42 года
Работает на книжном рынке более 20 лет. Продает книги 1850-2017 годов
История
Я пришел работать сюда сразу после школы. Рынок начинался там, где сейчас – вещевой. Когда-то давно тут стояли машины с книгами, привезенными из России, Минска, Харькова. Люди стояли в палатках или продавали с земли.

Когда Советский Союз развалился, здесь была только "обменка": книги нельзя было в открытую продавать, их как бы обменивали с доплатой. Но на самом деле все продавали. Когда страна стала самостоятельной, все перешло в легальное русло. Сделали точки продаж.

Место, где сейчас блошиный рынок, называлось Поле чудес. Там люди продавали свои книги, просто чтобы как-то выжить в 90-е. Я тоже там начинал в 93-м году. Тогда у меня был небольшой бизнес: продавал кирпич, трубы. А параллельно – книги. Выносил по 30-40 книг из своего дома. А когда все стало официально, проблем с продажей и других книг не было.
Сейчас я здесь работаю в букинистическом магазине, который в 2008 году открыл мой друг. Знаю здесь всех букинистов. У нас нет конкуренции, наоборот, обмениваемся книгами. Продаем художественную, специализированную и историческую литературу не новее 2017 года. Есть антикварные издания с 1850 до 1917 года. Их стоимость – от 50 до 300 долларов. Но раритетные книги не сильно продаются. Мы больше ориентируемся на среднего покупателя.

К нам приходят разные люди, бывают политики – Литвин (экс-спикер парламента – БЖ), Луценко (генпрокурор – БЖ).
Сейчас пользуется спросом "Капитал" Маркса, потому что его задают в университете. Но больше покупают специализированную литературу: экономику, психологию, философию.

Вообще количество людей на рынке с 2013 года начало постепенно уменьшаться. Это связано как с переходом на электронные носители, так и с политикой и экономикой в стране. Конечно, главная причина оттока людей – это то, что книги теперь можно почитать в электронном виде. Но осталось много и тех, кто чтит именно печатную книгу.

Олег, 45 лет
работает на книжном рынке 20 лет. Продает CD-диски с украинскими и зарубежными исполнителями
История
Еще когда я учился в институте, начал работать на "Петровке". Тогда моя инженерная специальность "Динамика и прочность машин" никому не была нужна. Да и сейчас не нужна. Вообще у большинства продавцов на рынке есть высшее образование, и не одно.

Начинал я с продажи школьных учебников. А потом стало неинтересно, и я начал продавать еще и музыку.

Я продаю лицензионные диски украинских исполнителей и американские, немецкие, но без контрольных марок. Я не хочу говорить о проблемах, связанных с этим (пиратством – БЖ). Мы живем с вами в одной стране, и у всех, конечно, есть какие-то проблемы. И мы их как-то решаем.

Мне каждый день задают вопрос о том, кто покупает диски, когда всю музыку можно скачать в интернете.
Но я продаю музыку, которую сложно найти в киевских магазинах, либо ее вовсе не продают. Это джаз, классика: Хейфец, Менухин, Рахманинов, Бетховен. За такой музыкой приходят врачи, художники, вся интеллигенция Киева.
Мне неинтересно продавать "Океан Эльзы", Hardkiss, Тину Кароль – их продают все. Если бы я 20 лет продавал Винника, то я бы здесь и года не продержался.

Я продаю здесь то, что не продает никто. Выбираю музыку под слушателя. Говорю, какую симфонию Моцарта стоит послушать и в чьем исполнении.

Вот если человек готов постоять и послушать то, что я ему поставлю, за 10 минут я его смогу убедить, что он должен слушать джаз, а за 15 минут – что классику. А когда говорят: "Дайте мне вот тот диск. Сколько он стоит? 120 гривен? Да кто вообще это все покупает?", это не мой покупатель. Я таких даже переубеждать не буду. Эти люди не хотят меняться, становиться лучше.
Чтобы развиваться духовно, интеллектуально нужно слушать такую музыку (ставит Рахманинова – БЖ). Вы можете никогда ее не услышать, если вам никто не подскажет. А ко мне приходят покупатели с богатым жизненным опытом, среди них – топовые музыканты Киева. Они могут что-то рассказывать, посоветовать. А я уже рассказываю людям, что стоит послушать.