В рубрике "На личном опыте" рассказываем о необычных профессиях, незаурядных хобби и опытах, которые не каждый решится повторить.

Вадим Доценко уже шесть лет работает актером в Киевском академическом театре кукол.

Нам он рассказал, сколько нужно учиться, чтобы стать “кукольником”, как реагируют на спектакли дети и что делать, если во время спектакля у куклы оторвалась голова.

Как все начиналось

В детстве я мечтал быть космонавтом, потом египтологом и не проявлял желания быть актером. Первое мое образование – социолог. Но уже в университете мне захотелось заниматься творчеством. Друзья и знакомые говорили, слушай, иди в театральный, тебе туда зеленый свет.

На то время я совершенно не представлял, что такое театр кукол. По-моему, даже в детстве я там не бывал.

После третьего курса социологии все-таки подал документы на факультет театра кукол в Харьковский национальный университет искусств. Мне сказали: "Вы маленького роста, а у нас большой конкурс, много мальчиков, можете не пройти. Для страховки подайте документы на кукольника". В итоге меня взяли и туда, и туда.

Мой выбор был почти вслепую. Тогда я знал очень хорошего педагога, актера и режиссера Степана Пасечника и хотел попасть именно к нему. А он преподавал только на куклах. Таким образом, недолго думая, я связал свою жизнь с театром кукол, и до сегодняшнего дня абсолютно не жалею.

Мама была в шоке. Какой вообще театр кукол? Она не позволила бы мне получать актерское, если бы я не окончил, как она говорила, "нормальное" образование.

Поэтому два года я учился параллельно – на кукольника и на социолога.

В один из последних годов моей учебы в театральном мама пришла на мой спектакль и расплакалась. Сама не ожидала, что сын способен на такое. В дальнейшем, когда я снимался в сериалах, был радио- и телеведущим и меня начали узнавать, мама радовалась: "Конечно, это я ему говорила, иди учиться на актерский".

Обучение

Раньше я даже не знал, что такое актерское мастерство, где его получить, где хорошее образование, а где плохое. Но мне повезло. Попав в театральный, я понял, что нахожусь в нужном месте и в нужное время.

Я был не подготовлен. Начинал все с нуля. У меня не было музыкального слуха, чувства ритма, я нигде не танцевал и не выступал. Но мне нравились все предметы, я получал удовольствие от учебы и окончил ВУЗ с отличием.

Учеба длилась пять лет, все это время мы были неимоверно загружены. Пропадали в театралке днями и иногда ночами.

У кукольников больше предметов, чем у обычных актеров.

Это и жонглирование, и пантомима, и технология изготовления кукол, и, конечно, танец, вокал, сцендвижение.

Первый опыт

Я не сразу попал в театр. После окончания учебы я продолжал ходить в университет, помогал педагогам, меня приглашали в спектакли выпускников. Дополнительно работал на радио, поскольку у меня был голос, поставленный в театралке, да и первое образование помогло.

Но мне безумно хотелось попасть в столицу. Все окружение, мои друзья уже были в Киеве. Несколько раз пытался переехать, найти работу, но приезжал, тусил и, ничего не находя, уезжал.

Однажды моя одногруппница по актерскому мастерству рассказала мне о наборе в Киевский академический театр кукол. Она хотела попробоваться и просила ей помочь. Мы с ней в паре играли Тутту и Людвига [из одноименной сказки – БЖ] на выпускном.

Приехал в Киев, мы прорепетировали, но в день конкурса моя подруга говорит, что не пойдет на просмотр. Это был разгар Евро-2012, и я занимался спортивной темой на радио. Было очень сложно отпроситься даже на несколько дней. Но я решил пойти на конкурс сам. И меня взяли. 

Моя первая роль была в спектакле "Новые приключения Пифа". Я играл негативного персонажа, кота Геркулеса.

Нужно хорошо сыграть, чтобы дети поверили, что ты плохой. Иногда они кричат "Уйди!", или когда бьют Геркулеса: "Правильно, бей его".

Негативных героев играть интереснее, не одной краской. Можно быть и добрым, и в то же время хитрым.

Как все устроено

Кайфовать в спектакле можно тогда, когда ты уже отрепетировал, прошла премьера. Но в процессе репетиций удовольствие – дело очень редкое. Подготовка нервная и сложная. Это скрупулезный процесс. Делаешь одно и то же каждый день, отрабатывая точные движения кукол, интонации и голос своего персонажа.

Тебя могут ругать, делать замечания, но все ради того, чтобы получить хороший результат. Люди думают, что театр кукол – это просто. На что там тратить силы и время? Но, например, подготовка к последнему спектаклю длилась месяц.

Репертуар в театре утверждает главный режиссер. Мы постфактум узнаем, кого и что мы играем. Это интрига.

Мне всегда подыскивают шкодных персонажей.

В театре очень большая команда тех, кто занимается созданием кукол. Эскизы к каждому спектаклю создает художник. А декорации, костюмы и сами куклы создаются в специальных цехах. Кукол пытаются подгонять так, чтобы они были удобны всем актерам.

Для меня актер театра кукол синтетичен. В нем есть и умение держать себя на драматической сцене, и умение владеть куклой. Ты вкладываешь в неё душу, оживляешь.

Тело для актера – это та же кукла, материал, с которым можно работать. Мы часто "отходим" от роли – смотрим на персонажа со стороны и думаем, как он мог бы двигаться.

Трудности

В театре я научился пользоваться марионеткой. У меня был хороший режиссер Михаил Яремчук. Он – бог марионеток.

Актеры очень зависимы от кукол и от того, кто их делает. Важно, чтобы куклу сделал человек, который умеет, любит и понимает, как ею должен работать актер. Чтобы он во время спектакля не задумывался о том, как же поднять или повернуть куклу. К сожалению, таких мастеров мало.

Два раза за мою профессиональную практику во время премьеры ломались куклы.

Первый – во время спектакля "Мечта маленького Ослика", где я работал марионеткой. Прямо в начале спектакля ломается вага (это то, чем держишь куклу). Стресс, шок. В течение всего спектакля, а это 50 минут и кукла практически не уходит со сцены, ты пытаешься держать две части ваги и при этом управлять ниточками: дергать за ручки, ротик, хвостик.

На премьере "Гусенок" тоже был сюрприз – оторванная голова у главного маленького персонажа. В те моменты, когда куклы не было на сцене, мы быстро передавали ее в цех, и буквально во время спектакля ее починили.

О дополнительном заработке и травмах

Театр кукол – это хорошо, но, не имея своего жилья в Киеве, очень сложно жить на одну зарплату.

Вне рабочего времени я работаю мимом на свадьбах, праздниках.

Очень приятно, что в последние годы активизировались кастинг-менеджеры, начали приглашать на съемки.

Я участвовал и в художественных фильмах, сериалах, рекламе. И озвучка мне нравится. За три года работы на радио привык работать с речью, записями. Но с театром остается очень мало времени.

Как говорят у нас в театре: "Где у вас трудовая? В театре. Так что какие могут быть съемки? На репетицию”.

Очень сложно отпрашиваться, так как я задействован практически во всем репертуаре.

В последние годы играю главные роли, где у меня практически нет дубля. Заболею, умру – спектакля не будет.

Как-то во время репетиции спектакля я получил травму головы. Мы отрабатывали драку, партнер не рассчитал силу, я упал и ударился. На следующее утро мне нужно было играть главную роль в спектакле, а под ногами все кружится.

Говорю своим партнерам, если упаду на сцене, вы как-то обыграйте этот момент.

Неделю мне было плохо, но я ходил на работу. Меня так учили: "Актер не придет на спектакль только тогда, когда он умер!"

Фото: предоставлены героем, а также Weekend Today.