В рамках проекта BeVerySpecial при поддержке Hennessy БЖ разговаривает с обладателями татуировок об их подходе к жизни и умении быть собой. Мы выбрали 11 героев. Каждый из них открыт и честен. Им удается находить баланс между профессиональным и личным, пониманием и отрицанием, увлеченностью и свободой. Жизненный путь любого — искусство находить и миксовать. 

В рамках проекта Be Very Special при поддержке Hennessy мы разговариваем с обладателями татуировок об их подходе к жизни и умении быть собой.

Созидатель по натуре, Георгий Сагитов, всегда знал, что будет заниматься чем-то изобразительным. Он начал рисовать еще в детстве, хотел стать архитектором и учился в Академии Искусств. Сейчас Георгий продолжает развиваться в визуальном искусстве и познавать новые направления — от анимации до медиа-дизайна.

О творческих людях, о личном взгляде на жизнь и о том, почему первой татуировкой стал штрих-код светлого пива — мысли вслух от Георгия Сагитова.

О творчестве

Я делаю визуальные вещи. Иногда простые и понятные, иногда непростые и непонятные. Ничего грандиозного.

Иногда скетч может получиться намного лучше, чем законченная работа. Ровно как и наоборот.

Нет никакого совершенства. Тициан к концу своей жизни писал пальцами, потому что ему уже было неинтересно все остальное. Я постоянно ищу что-то новое, а не совершенное.

Я не считаю себя творческим, у меня просто получается вот это все. Почему-то у многих сложился образ творческих людей, которые ходят с мертвой курицей на голове и пытаются доказать всему миру, что все устроено как-то иначе. Нет, вещи такие, какие они есть.

Интернет дал нам всем возможность создавать уникальный контент: фотографии завтрака или ноги-сосиски на море. Когда-то я очень часто ходил по Пейзажке, и мы там часто пили пиво с друзьями. Там передо мной проносились тысячи судеб, и почти каждый, кто проходил, становился в скульптуру головы кота и фотографировался. По факту, ничего уникального в этом контенте не было, кроме того, что это были разные люди. Тогда у меня появилась мысль собрать все эти фото из головы кота по геолокации в одном месте, в блоге в Интернете. Ресурс был склепан на коленке, а потом зажил своей жизнью.

Это не было высмеивание. Это просто одинаковые фотографии в одном месте. Люди счастливы в том, что они создают. Нельзя высмеивать людей за то, что они делают банальные или абсурдные вещи. Так устроена жизнь: одни люди развлекают одних людей, другие — других.

О себе

Я вижу себя во всем, где нужно какое-то созидательное участие. Кирпичи мог бы класть, это тоже творение.

Постоянно убеждаю себя в том, что я интроверт, но это ложь. Я зависим от людей и от общения.

Не люблю скрытость и заискивание. Бывают люди мудаки, но они прямо говорят: “Мы мудаки”, и все отвечают: “Окей, хорошо”. Любой человек, который “плохой”, но искренен в своей “плохоте” — лучше хорошего, который притворствует.

Я не мыслю категориями славы или признания, потому что все это имеет конечную точку. Я не люблю, когда есть что-то финальное. Последняя точка у нас у всех одна — якорь в землю. А пока можно выпендриваться, то надо выпендриваться.

В старости я буду точно таким же, как сейчас, только старым. Я буду такой же как мой дед: сухой, вредный и с бородой. Только я еще буду с татуировками.

Я бы открыл рюмочную. Рюмочную, как способ социальной коммуникации, как место, куда мужчина после работы заходит выпить 50 грамм с бутербродом, прежде чем окунуть себя в семейный быт. Такой себе мужской клуб. Но для этого сначала надо научить людей пить. Не бухать, а выпивать.

Мне в принципе все равно, что и где пить, главное — с кем. Если мне интересно с  человеком, то можно пить и керосин.

 

 

 

 

О жизни

Себе 20-летнему я ничего бы не советовал. Можно было бы сказать, конечно, чтобы меньше бухал и больше рисовал. Но учитывая, что сейчас я сижу здесь, и к этому меня привела череда событий и решений принятых мною 10 лет назад, то очевидно, что если бы случилось по-другому, то я не был бы здесь. Нельзя давать себе советы в прошлое.

Наш опыт — это прошлые ошибки, это количество шишек в час, которые мы набиваем. Надо продолжать набивать шишки, наступать на грабли, а потом начнешь их обходить. Но появятся новые грабли.

Деньги надо тратить на познавание чего-то нового, а не на накопления чего-то материального.

Ну что такое успех? Квартира, машина, хороший ремонт? По-моему, это все иллюзорные вещи. Счастлив ты только в тот момент, когда что-то создаешь. А если просто добиваться целей, то что дальше? Тебе 30, ты добился желаемого и уже можно начинать собирать деньги на похороны.

В конце концов, все приходят к тому, что надо собирать на гроб. Но в тот момент, когда тебе понадобиться гроб, то уже будет неважно, успешен ты или неуспешен, есть у тебя деньги или нет.

Если бы это была последняя мною услышана музыкальная композиция в жизни, то это была бы R.E.M. — It's The End Of The World As We Know It.

О тату

У меня есть татуировка штрих-кода от светлого пива “Оболонь” на ноге. Это одно из первых тату, которое я сделал в 15 или 16 лет.

Еще у меня есть надпись на спине, но ее надо переделывать, потому что у меня уже нет с ней никакой эмоциональной связи. В том нежном нестабильном возрасте было желание закрепить какое-то чувство, но потом это проходит.

Меня долго испытывало желание набить рукав. Я очень люблю эпоху Ренессанса и всех старых мастеров, поэтому выбрал сюжет “Сотворение мира”. Это момент чуда, а я, как человек, который делает все руками, тоже создаю маленькие чудеса.

 

 

 

 

А потом понеслось. После этого был набит кусок из “Страшного Суда”. Для меня это начало всего и конец всего. Апокалипсис же не плохой, это продолжение нашей жизни, но в другой ее форме. Нас ждут либо вечные муки, либо вечная жизнь, но муки это же тоже жизнь.

Татуировка — это такие джинсы, которые ты носишь всю жизнь. Только очень дорогие.

После апокалипсиса не наступает темнота, тебе начинают задавать вопросы. И зависимо от того, насколько ты выпендривался при жизни, туда тебя и отправят. Может быть, апокалипсис уже начался, или уже прошел без нас, а мы сейчас расхлебываем все. Может, он происходит прямо сейчас, и  я  как раз отвечаю на все эти вопросы.

В старости люди с татуировками будут выглядеть так же плохо, как и люди без татуировок. Старыми все выглядят плохо, кроме танцующего мужика из Инстаграма. Будешь ты с татухами или пирсингом — ты все равно будешь вредный и твои внуки будут тебя ненавидеть.

Читайте больше интервью на странице проекта Art of Tatoo. Be Very Special.

 

 

Фото, видео: Сергей Сараханов