Юлиан Чаплинский - начальник управления архитектуры и урбанистики Львовского городского совета, или, как его еще называют, главный архитектор Львова.

На архитектурном фестивале PROSTONEBA в Киеве Чаплинский поделился опытом развития города. Он рассказал о недавно реализованных во Львове проектах, а также о тех, которые планируют осуществить.

Об общественных пространствах

Юлиан Чаплинский

К сожалению, наши города забыли о важности общественных пространств.

Public spaces - это не летние площадки, где человек, присев за столик, должен заплатить за кофе. Это пространства, доступные всем - детям, людям с ограниченными возможностями, пожилым.

Хорошим примером public space во Львове можно считать Мытну площадь (ее реконструкция закончилась в мае - ред.).

Во время реконструкции там убрали лестницы, поменяли фонтан, установили уличную мебель. Улица выглядит очень скромно, но социально.

Мытна площадь до реконструкции

Это был наш совместный проект с Немецким обществом международного сотрудничества (GIZ). Перед началом ревитализации был организован воркшоп и соцопрос. Многие люди участвовали в формировании проектировочного задания.

Эта площадь была оккупирована людьми еще на этапе реконструкции, как только появилась первая мебель.

Еще одна инициатива - Green Links (концепция создания зеленых зон, объединяющих общественные пространства, парки и скверы и выполняющих роль пешеходного транзита - ред.). Группа Urbanideas разработала карту улиц, которые стоит озеленить иначе. Благодаря этой идее Львов должен превратиться в город-сад, стать намного уютнее и приятнее. А для автомобилей останется намного меньше места.

 

 

Мытна площадь после реконструкции

Сейчас в работе - ревитализация площади Святого Теодора. Исторически это был старый еврейский квартал, где не было мощения, зато был ангар для рынка. Это не туристическое, а жилое пространство.

Мы провели исследование по использованию этой площади жителями. В результатах говорилось о засилье автомобилей, плохой доступности, трансформаторных подстанциях и в принципе об отсутствии планировки.

Проект реконструкции площади Святого Теодора

Был проведен опрос, который показал, что людям некомфортно здесь находиться - ни пешеходам, ни автомобилистам.

В результате площадь и аллею решили сделать полностью пешеходными. И только одну улицу оставят для совместного использования автомобилями.

Здесь создадут уютный сад, в котором можно будет отдыхать в тени.

Также в прошлом году во Львове открыли обновленное Пространство синагог. Здесь сохранена часть готической структуры старой синагоги "Золотая роза", взорванной нацистами. Этот район в самом сердце наследия ЮНЕСКО очень долго выглядел страшно. Там был забор, строительный мусор, росли деревья.

Пространство синагог

Проект обновления Пространства синагог осуществлялся совместно с GIZ на протяжение шести лет. Был проведен конкурс, на котором победил проект немецкого архитектора Франца Решке. Он предусматривал создание трех зон - археологических экспонатов в бывшем интерьере синагоги, законсервированной стены синагоги, гранитной стелы с напечатанными на ней фото из жизни еврейской общины во Львове. Из белого бетона сделана реплика на фундамент бывшего Дома обучения, где читали Тору.

Проект по-разному встретили еврейские организации. Одна из них, мечтающая восстановить синагогу, подала иск в суд. В день, когда мы заканчивали проект, пришло постанвление суда приостановить работы. Но мы их уже закончили, поэтому что сделано, то сделано.

 

 

О доступности улиц

В большинстве городов Украины улицы делают, как евроремонт. Какой-то проектный институт разрабатывает проект, считает смету. Проект проходит экспертизу, на него выделяются средства и начинается работа.

После подобного ремонта улицы Богдана Хмельницкого глава правления Львовского областного отделения Украинского фонда "Реабилитация инвалидов" Ярослав Грыбальский сделал эксперимент. На инвалидном кресле и вместе с группой активистов он решил проэксплуатировать эту улицу. Оказалось, что там все сделано абсолютно без учета потребностей людей.

К счастью, во Львове есть урбанист Штефан Габи, который работал в горсовете Лейпцига. Этот горсовет предоставил нам грант в 72 тысячи евро на совместный проект "Улица для всех" (продлится три года - с октября 2015 по сентябрь 2018 - ред.).

Мы провели много встреч с общественными организациями, обменивались опытом с немецкими коллегами, привлекли Львовскую политехнику и наработали конкретные задачи. Для эксперимента выбрали улицу Бандеры, которая идет от Привокзальной площади до улицы Коперника. Фасадами на нее выходят корпуса Политехники, а на противоположной стороне - жилые дома XIX века.

Сейчас улица выглядит, как мощеная мостовая без разметки. Кто был во Львове, знает манеру водителей ставить машины посреди улицы, это порождает невозможность обгона и свободную интерпретацию разметки. Кроме того, на этой улице нет парковки. Зато там есть две школы, и мы хотели сделать так, чтобы в любом месте улицу можно было перейти безопасно, а не как сейчас.

 

 

Проект обустройства улицы Бандеры

Мы привлекли директоров школ, директора органного зала, отцов из церквей, владельцев ресторанов и магазинов, жителей улицы. Это должно максимально исчерпать претензии людей к проекту, который будет реализован.

В результате выиграл проект, в котором предлагается сузить полотно улицы для велодорожек и расширить тротуары. А между деревьями, которые являются неотъемлемой частью улицы, расположат паркоместа.

Улица Бандеры - первый проект, который уже более года обсуждается в обществе, и по нему наработано уже 95% технического задания для дальнейшего проектирования.

Сейчас существует только одна неоконченная дискуссия - о судьбе брусчатки на этой улице. В Европе такие участки заасфальтированы для шумопонижения. Урбанист из Амстердама Кейс Ван Райвен предложил оставить брусчатку в дизайне тротуаров и парковочных мест, чтобы в восприятии улицы сохранялась подлинность. В качестве примера он привел улицу Карла Либкхнехта в Лейпциге, где с брусчаткой поступили именно так. На это мы получили много критики, потому что люди не понимают такого решения и хотят оставить брусчатку везде. Но когда-то мы уже сделали большую ошибку, оставив брусчатку на проспекте Свободы, и сейчас там очень шумно.

О возвращении водоемов

В вопросе использования водного ландшафта нас вдохновил опыт Амстердама и Лейпцига. В XIX веке Львов воспринимался как город на воде. Сейчас мы потеряли воду полностью. Оставшиеся пруды высыхают, сливы дождевой воды не продуманы, фонтаны включаются эпизодически.

Европейские коллеги, с которыми мы советовались, заверяют, что все можно восстановить - разработать интегрированную концепцию и начать работать.

Мы устроили воркшоп по ревитализации прудов с участием голландских ландшафтных архитекторов, представителей львовских проектных организаций и Львовской политехники.

Разработали схему восстановления крупнейшего исторического пруда на улице Витовского.

Проект по восстановлению пруда на Витовского

Мы провели много встреч с инженерами, специалистами по ландшафту, общественностью. Планируем максимальное расширение пруда с островами и созданием террасы с бассейном, который может быть плавательным.

О Фабрике повидла

Еще один проект - ревитализация под культурный центр так называемой Фабрики повидла. Этот завод – памятник XIX века – находится в районе Подзамче. Раньше это был цех по разливу алкогольных напитков, а с советских времен здесь производили повидло. Невероятные неоготические фасады на фоне промышленных цехов.

Инвестором проекта стал друг Львова, ученый из Вены Харальд Биндер. Он защищал диссертацию об истории Галичины и ему очень понравился наш город. Инвестор провел закрытый конкурс, на котором победил проект венского архитектора Штефана Риндлера.

 

 

Проект ревитализации Фабрики повидла

По проекту, здесь будет расположен медийный сервис, художественные экспозиции, театр, научный и художественный центр с внутренним двором. На фабрике будут проходить концерты. Мы уже представили этот проект мэру, и он с радостью его встретил.

Фото: Urbanideas, Марія Кравчук, The Space of Synagogues, lviv.com, mistosite, Олександр Шутюк, zaxid.net, Оля Супрун, Вадим Волчек, Andrew Kosar, Vasylyna Kozyria.