27-летний Андрей был тренером в спортклубе, Паша — бухгалтер с двумя высшими образованиями. Но последние пять лет оба работают стрипризерами.

Они без стеснения рассказали нам о закулисье единственного клуба мужского стриптиза в Киеве, частных заказах, капризах клиенток и даже об интимных услугах.

О начале карьеры

Андрей: Я работал тренером в зале, занимался боксом. Как-то ко мне подошла девочка, сделала комплимент фигуре и пригласила танцевать в “Красную шапочку”, когда-то такой клуб был на Артема. Я согласился.

Вообще стриптизеры — это в основном спортсмены, которые так зарабатывают на тренировки, протеины и уход за собой.

Паша: А я пять лет проработал в банке. Потом уволился и начал искать работу, на которой не нужно работать. Нашел вакансию стриптизера, но меня сперва не взяли. Через пару недель передумали, потому что у них не хватало танцоров. Помню, пришел в футболке, каких-то джинсах. И меня сразу, прямо в этом, вытолкали на сцену. Я никогда в жизни не танцевал, понятия не имел, что делать. Кое-как выступил.

Об отношении близких

Паша: У меня уже четыре года постоянная девушка. Ее напрягает моя работа, но пришлось смириться. Мама, наверное, расстроилась бы, если бы узнала, чем я занимаюсь.

Живу с бабушкой. Она тоже не в курсе.

Андрей: Девушка не в восторге, но привыкла. А партнерам по бизнесу, с которыми у нас небольшая сеть закусочных, я не рассказываю о своей второй работе.

О работе в клубах

Андрей: Сейчас в Киеве только один клуб мужского стриптиза. К танцорам там относятся как к пушечному мясу, платят мало — за ночь 400 гривен, плюс половину от заработанного на приватах.

Приватный танец стоит 300 гривен, но если клиентка дорого одета — с нее могут взять и тысячу.

Стриптизеру об этом не скажут и заплатят лишь 150 гривен. Это ты потом сам спрашиваешь, сколько она заплатила, и офигеваешь. Обманывают постоянно.

Паша: Чаевые лучше прятать. Потому что половину ты должен отдать клубу. Как-то гостья дала по сто долларов всем, кто был на сцене, и официантам тоже. Владелец сразу согнал всех в подсобку, оставил каждому по 25 баксов, остальное забрал себе.   

О ночной норме

Андрей: Каждый стриптизер должен за ночь выполнить норму по крейзи-меню на несколько тысяч гривен. Нужно уговорить девушку купить алкоголь, заказать приват или “уволить стриптизера” — это когда она тебя арендует на полчаса или больше, и ты сидишь лишь за ее столиком или едешь с ней куда-то. Часто просто чтобы поговорить.

Обычно рассказывают о неразделенных чувствах, о том, что живет с мужем, а влюбилась в другого.

А во время приватов чаще всего говорят, что делают все назло мужу, который то изменил, то бьет, то не уделяет внимания. Вот эти готовы на все, сами просят секса.

Паша: Как-то клуб был почти пустой. За одним столиком полностью угашенная баба, за вторым — очень страшная. А крейзи-то сделать надо. Мы с другом всю ночь крутились вокруг них. Пришлось два раза вытягивать на сольник — это когда танцуешь с девушкой на сцене. Только после этого, в полпятого утра, одна дозрела до привата. Заказала сначала меня, потом — друга.

Об интиме

Андрей: Вообще интим запрещен. За это штраф или увольнение, телефонами обмениваться тоже нельзя. Но все приваты проходят в отдельной комнате, и кто знает, что там может случиться. Новичков админы проверяют — могут заглянуть во время танца в комнату. А тех, кто в клубе давно, почти не контролируют.

Паша: От девушек тяжело отбиться. Начинаешь танцевать, а она уже лезет, куда не надо. Или сама просит. Я отказываю не часто. И сам предлагаю, особенно теперь, когда мы работаем на себя. Для Андрея это табу, а мне — ок.

За секс цена такая же, как и за час массажа в салоне — 600 гривен/час.

Могу взять и меньше, если девушка мне приятна. Или больше, если она богата.

Клиенток ищу на сайтах знакомств, я зарегистрирован на семи. Больше всего денег приносит "Мамбо", на Topface — одна нищета, на Badoo тоже. Могу целый день так сидеть, переписываться параллельно с 10-15 девчонками.

Недавно на "Мамбо" написала 72-летняя бабушка. Хотела заказать на всю ночь за 600 баксов.

Прислала свои фото в белье. Но я стреманулся.  

А как-то подрабатывал, ища девушек для очень богатого и занятого друга. Он просто называл мне время и место, куда привозить девочку, а я ходил по борделям, выбирал, скидывал ему фотографии. Получал за это свои сто долларов.

В “Арена-Сити” знаю три борделя, еще на Крещатике, 6 и 9 есть. В центре их полно. Средние цены — сто долларов за час.

О предпочтениях клиенток

Андрей: В клубе мы проработали год, потом надоело пахать за копейки. Сейчас у нас по два-три выезда в неделю. Каждый стоит минимум 1500 гривен, а сам танец длится семь минут. На Новый год было восемь заказов за ночь, но я успел лишь на пять.

Паша: В новогоднюю ночь Дед Мороз вообще отдыхал. Заказали восемь полицейских. Это самый ходовой образ, на все случаи жизни.

Андрей: Все хотят жесткости, а романтика умерла. Номер с джентльменом не очень популярен. Его в основном берут дамы после сорока. Но таких клиенток мало.

О дурацких ситуациях

Андрей: Как-то ехал на выезд в костюме полиции, с муляжом автомата. Меня остановила реальная полиция. Начал объяснять им, что я стриптизер. Пришлось расстегивать штаны и показывать белье.

Паша: Бывает, приезжаешь, а у клиента нет музыки. Или они тебе включают М1. И вот ты начинаешь танцевать под какие-то “Мозги”, на середине номера песня обрывается на рекламу таблеток “ведмедика Бо”, а ты стоишь с автоматом.  

Андрей: Как-то нас заказали в Васильков —  зять решил сделать теще сюрприз. Мы приезжаем, а это типичный сельский клуб, диджей — такой старый дядька, который включает и выключает магнитофон. Танцуем — а теща в шоке, начала убегать, мы ее догоняем, пытается затянуть на танец, она вырывается.

Паша: Когда-то угораздило выступить в придорожном кафе “Десант”. Это такая палатка два на два метра, в которой крутили шансон, а всем гостям было лет по 50. Нелепо себя чувствовали.  

О конкуренции

Андрей: В интернете никто не выкладывает видео своих выступлений, чтобы конкуренты не украли идеи. Хотя они могут и где-то в клубе подсмотреть. Нас уже несколько раз так обворовывали.

Паша: С костюмами та же история. Правда, у меня их почти нет, мне пофиг. А вот Андрей к этому серьезно подходит. У него аж семь костюмов — пожарный, полицейский, пират, джентльмен, что-то там еще. Все пошиты на заказ.  

Андрей: Чаще всего у ребят не костюмы, а что попало. Купят на секонде форму гаишника, и все. А она просто висит.

Мой костюм полицейского с реквизитом — фонариком, наручниками и муляжом автомата — обошелся в более четырех тысяч гривен.

О будущем

Паша: Моему самому старому знакомому стриптизеру 36 лет. Это потолок профессии. Многие парни колют себя ботоксом, все на антивозрастных программах сидят. Но все равно ты в профессии не навсегда. Чем дальше буду заниматься, не знаю, но на обычную работу никогда не вернусь.

Андрей: А у меня есть свой бизнес. Надеюсь на него.

Иллюстрации: Инна Руда