БЖ нашел тех, кто не постыдился рассказать о глупых татуировках, сделанных в молодости. И том, как от них избавлялся.

Елизавета, 19 лет, студентка
Избавилась от надписи O parts на шее

В 15 лет мы с подружкой решили сделать тату-надпись на шее Never to parts, то есть — “Никогда не расставаться”. У нее на шее было начало фразы Never t, а у меня конец — O parts. Делали у случайного и дешевого мастера. Тату получилось некрасивым и размазанным. Слава Богу, что хоть на шее — можно прикрыть волосами.  

Я его прятала и никому не показывала.

Вывести тату захотела сразу же, но тогда у меня не было денег. Взялась за это лишь через несколько лет. Выводила лазером, у профессионала, выбирала его ответственно, а не так, как мастера тату. Шрамов после процедуры не остается, а когда ее делают, кажется будто тебя бьют током. Длится это лишь несколько минут.

Других татуировок у меня нет, но хочу сделать. На этот раз они будут красивыми и продуманными.


Сергей, 33 года, инженер-технолог
Избавился от паука на руке

Тату я сделал в 16 лет под влиянием друга, который убеждал, что это круто и именно то, что мне нужно в жизни. Я поверил. Рисунок самостоятельно не подбирал, а доверился начинающему мастеру с самодельной машинкой у нас в подъезде. Он посоветовал набить паука.

Сказал, что если что-то не понравится, от рисунка можно избавиться в любой момент и без проблем. Это оказалось неправдой.

Начал задумываться о выведении тату где-то в 25 лет, когда искал новую работу. Татуировка была немного выше предплечья на правой руке — очень заметная, особенно летом. У меня все спрашивали о ее значении и об обстоятельствах, при которых я ее сделал. Это начало напрягать, захотелось избавиться от тату. Казалось, что окружающие считали меня причастным к криминалу.

Сводить ее начал два года назад, прошел уже 12 сеансов — по одному сеансу в два месяца. Нужно еще несколько.


Катерина, 27 лет, администратор продаж
Избавилась от кота между лопатками и имени парня на запястье

Первую татуировку я сделала в 19 лет. Тогда работала в клубе PJ и познакомилась с парнем. В то время он только начинал заниматься нанесением татуировок, а я согласилась стать одной из первых его клиенток. Набила на пояснице надпись на латыни Per aspera ad astra, что означает “Через тернии к звездам”. Сейчас звучит смешно, но я оставила это тату как напоминание о молодости.

Потом я набила кота между лопатками, а последняя и самая глупая татуировка была на запястье.

Я тогда влюбилась в парня, а он — в меня, и мы сделали тату с именами друг друга в знак вечной любви. Но уже через восемь месяцев его пришлось перекрывать другим.

Выбрала для этого маленький подсолнух в технике акварель. Думаю, мой бывший тоже удалил тату — сейчас он женат, и не на Кате.

В 22 года вывела тату кота — почувствовала, что рисунок выбран неудачно. Это не очень приятно, но не больно и достаточно быстро, сеанс длится около 5-7 минут. Мне таких процедур понадобилось где-то 6-7: все зависит от размера рисунка. Немного болит уже после процедуры, но шрамов не остается.

Сейчас у меня три татуировки: та латинская надпись, подсолнух и черно-белый ирис.  Хочу больше.


Александр, 27 лет, частный предприниматель
Избавился от инициалов за ухом

В 19 лет появилось желание сделать татуировку. Просто стало интересно, как это происходит. Делал тату не для того, чтобы выделиться, а чтобы испытать что-то новое и увидеть, как оно будет смотреться на мне. Набил за ухом свои инициалы — красивой прописью и с завитушками.

А через шесть лет я изменил отношение к собственному телу. Теперь считаю, что чистое тело более эстетично, а татуировка — не мой способ показать себя миру. Тату уже начал сводить. Делать это не больнее, чем его набивать. Но времени уходит гораздо больше. Я сделал уже шесть или семь процедур, исчезло почти 60% рисунка.


Роман, 47 лет, руководитель IТ-проектов
Оставил расплывшегося волка на руке, чтобы помнить о глупостях молодости

Наколку (употребляю это слово принципиально, потому что тату — это то, что профессионально делают в салонах) я набил еще в советское время, когда служил на Северном флоте. Это не было чем-то особенным: тогда наколки делали все. Но мне, как полуинтеллигенту, хотелось чего-то оригинального, а не шаблонного. Поэтому рисунок придумал сам: волк с надписью Para Bellum, то есть — «Готовься к войне». Мастера выбирать не приходилось: он у нас был один — Саня Назаров из Москвы.

Бил самодельным инструментом — электробритвой с приделанной к ней заточенной гитарной струной, вставленной в пустой стержень от шариковой ручки.

После службы, особенно перед поступлением в Могилянку, думал вывести наколку. Но решил, что это не стоит времени и усилий. Перекрывать новой тоже не хотелось. Думал немного освежить, но потом решил оставить как есть — расплывшееся и выцветшее тату будет напоминанием о дурости в молодости. Я о нем не жалею, но и не горжусь.

Иллюстрации: Ольга Лискевич