23-24 августа на территории промзоны в районе метро "Берестейская" проведут Фестиваль Brave! Factory. Как заявляют его организаторы, основатели арт-центра Closer, темой мероприятия будет не только электронная музыка и культура, но и смелость.

На территории действующего завода "Киевметрострой" построят пять сцен, пригласят 50 крупных артистов, соберут 50 художников, которые преобразят площадку: создадут инсталляции, разрисуют стены, подготовят видеоарт.  

Мы поговорили с соорганизатором фестиваля Сергеем Яценко о том, как они осваивают территорию завода, куда уже скоро приедут Роберт Худ, Франческо Тристано, Jaga Jazzist, Зебра Кац и все любители электронной музыки, искусства и урбанистики.

Об идее фестиваля

Еще в прошлом году мы хотели сделать фестиваль ко Дню Независимости, но времени на подготовку оставалось слишком мало. К тому же мы собирались съездить в Москву на фестиваль Outline, но его в последний момент отменили. В общем, на масштабный Brave! тогда нам еще не хватило решимости.

Кроме Outline, нас вдохновляют фестивали вроде Present Perfect в Питере и Fusion в Германии. Их организаторы ко всему подходят с душой, стараются сделать что-то новое.

Еще нам давно хотелось выйти за пределы Closer - здесь уже просто физически еле помещались все посетители фестиваля Strichka. Да и некоторые проекты, реализовать которые у нас есть желание, слишком масштабны для этих стен. Хочется поработать с большими площадями, с артистами, которые собирают много публики.

Основное отличие нашего фестиваля от большинства – все делается для себя. А мы знаем по Closer, что если организовываем что-то максимально интересное для нас, то и гости это чувствуют и ценят

Например, можно было взять десять имен из любого рейтинга диджеев, забукировать их, и на этом все бы закончилось. Но благодаря нашему неожиданному лайнапу многие открывают для себя интересных музыкантов. То есть выбирая артистов, мы пытаемся и удивлять, и образовывать.

Конечно, много значит сама локация. Да, необычные площадки выбирают и для других фестивалей. Но даже если кто-то решит организовать что-то в древней крепости, то, скорее всего, просто поставит там стандартную сцену, повесит звук - и на этом все. Мы же стараемся интегрироваться в окружающее пространство.  

Еще в феврале-апреле мы забукировали часть артистов, так что отступать было некуда. Но локации еще не было.  

О выборе площадки

Изначально мы даже не думали об обжитых локациях, потому что весь смысл фестиваля и Closer в целом - это освоение новых территорий.

Когда человек приходит на одну и ту же локацию на разные фестивали, то для него это - всего лишь еще одно посещение знакомой площадки.

У нас же для посетителей все будет в новинку. Даже если человек не сильно интересуется музыкой, то сможет, как минимум, несколько часов потратить на увлекательную прогулку между сценами и на осмотр того, что мы здесь настроили.

 

 

Мы обсуждали еще несколько локаций, но они или находились за городом, или, наоборот, слишком близко к жилым домам. Например, “Ленинская кузница” в районе вокзала. Да и там все как-то покомпактнее, а в “Метрострое” у нас просторы. Минут десять можно только идти от одной сцены к другой.

Здесь сразу чувствовалось, что люди всю жизнь проработали на своем заводе. Все держат в чистоте, порядке, с любовью относятся к территории. Это одна из причин, почему мы так загорелись идеей сделать фестиваль на территории “Метростроя”.

Об общении с работниками завода

“Метрострой” – очень большое предприятие, и тот завод, на территории которого мы устроим фестиваль – только одна из составляющих. Зато его работники занимаются рытьем тоннелей и в самом буквальном смысле строят метро.

Хотя метро, конечно, прямо сейчас в Киеве не особо строят, но вот недавно были новости про новую ветку на Виноградаре. Может, городские власти это придумали, чтобы на следующий год здесь не проводили фестиваль? Решили, пусть уж лучше метро строят. (Смеется.)

Мне кажется, что хоть работники и понимают, что будет происходить у них на площадке, но не до конца осознают. Зато идут нам навстречу. Понятно, что мы за это деньги платим, но видно, что им интересно. Даже как-то сам маркетинг-директор “Метростроя” написал, спросил, не надо ли нам помочь с рекламой, продвижением.


Нам разрешают строить сцены и декорации из того, что мы там находим. Это гораздо интереснее, чем делать стандартные конструкции. Применяется вся строительная техника - краны, поезда, экскаваторы, бульдозеры

 

 

После окончания часть инсталляций, конечно, придется разобрать, вернуть все использованные материалы и конструкции на место. Ведь мы буквально парализуем работу завода на пару дней, перекрыв железную дорогу и используя работающие цеха под фестиваль. Но что-то да останется.

Например, еще непонятно, как местные отнесутся к рисункам на территории, которые создадут художники, а то у них все чистенькое, побеленное. Может, попросят закрасить, а может, оставят.

Как будет выглядеть территория

Главную сцену делаем из опор, которые нашли тут же, на территории завода. Потом разберем и вернем. На танцполе “Депо” сооружаем конструкцию из опалубки, которую используют при заливании тоннелей метро. Получится балкон, зона отдыха. Во время выступления Дерика Картера, думаю, на нем не будет свободного места

Бар собираем из металлических конструкций, из которых когда-то делали краны. В общем, по максимуму используем все возможности локации.

 

 

Танцевать можно будет на всей территории завода в цехах, на улице. Возле сцены “Антрацит” художники строят локомотив, который вплотную подъедет к танцполу и тоже станет местом для танцев

Сразу за локомотивом строится "призрачный вагон", часть экспериментального танцпола станет самолетом, а другая его часть – плоскостью для 50-метрового скелета дракона. Даже фудкорт постараемся сделать необычным.

Можно даже сказать, что мы наводим порядок на территории: что надо подкрасить – подкрашиваем, что надо отремонтировать -– ремонтируем. Хуже точно не делаем. Мы вообще за максимальное использование вторсырья, чтобы приносить минимум вреда окружающей среде. Кстати, тема ресайклинга будет и в наших арт-инсталляциях продолжаться.

О трудностях  

Пока у нас не появились первые два хедлайнера, было сложно букировать артистов, тем более что крупных звезд мы приглашали еще в феврале-марте, когда у нас не было конкретной локации. То есть они даже не понимали, куда нужно ехать.

 

 

Даже имя Closer, которое, казалось бы, в Европе уже кто-то знает, еще не так сильно работает. Мы достаточно "узкие" по музыке, и когда зовем кого-то из другого жанра, к нам относятся с опаской.

Уверены, что в следующем году будет намного проще приглашать музыкантов.

О планах

Мы уже планируем следующий фестиваль. В этом и суть Brave! – не останавливаться. Даже прикинули, что ближайшие лет пять его можно делать двухдневным – День Независимости попадает перед выходными или на выходные.

Над фестивалем работает вся команда Closer, а это человек 20. Недавно к нам в качестве соорганизаторов присоединилась еще команда рестораторов Константиновских (CHI by Decadence House). Так что в следующем году мы сможем увеличить масштабы, добавить новые локации.

Новая команда сможет заняться организацией зон с повышенным комфортом. Хотя мы и сейчас делаем все, чтобы всем было комфортно, даже зону с пляжем и поливом организовываем.

Также мы думаем больше развивать тему еды. Например, мне очень нравится фестиваль в Хельсинки, где всю еду представляют не бренды, а конкретно шеф-повара.

Фото: DontstopmusicСергей ЯценкоNIICE