Недавно мы писали о работающих мамах и о том, как им удается совмещать уход за детьми с профессиональным развитием.

Конечно же, после историй о мамах нам стало интересно, как меняется жизнь отцов после рождения ребенка, чему они учатся и как справляются.

Мы выбрали трех активных пап, которые рассказали о своем опыте и лайфхаках.

Ярослав Кобзарь, занимается нативной рекламой и спецпроектами в AIN.ua. Дочь Иванна, 4 месяца

С рождением ребенка меняется абсолютно все. Сначала кажется, что где-то половина всего свободного времени - вжух - и исчезла. Нужно пройти пять стадий принятия неизбежного: вместе со временем надо исключить и половину всех дел, которыми занимался раньше. Приятный бонус: иногда это приятно.

Через неделю приходит боль в пояснице. Не крепатура, а именно боль, как после удара колодой. Одновременно и у мамы, и у папы.

Чувствуешь себя старым, зато потом привыкаешь. Лень и неспешность это что-то из прошлой жизни

Возвращение к работе для меня, наверное, самое сложное. С одной стороны, я не представляю, как можно не поехать крышей, проводя с грудничком один на один сутки напролет. С другой стороны, работать надо. Хотя и не можется.

Я работаю из дома, и это, с одной стороны, упрощает помощь маме. С другой – так или иначе работой приходится до определенной степени жертвовать, поэтому сейчас я уже почти каждый день хожу в коворкинг. В первый месяц было сложно работать больше четырех часов в день, хотя и успевал за это время существенно больше, чем до появления ребенка.

А кроме этого, работать еще и не слишком хочется. Вот тебе надо начать важное письмо, а вот через секунду ты уже потираешь дочкины пяточки и вытираешь слюни (свои, конечно).

Залипание в соцсетях не исчезает, но в несколько раз сильнее утомляет и бесит. Как только отключаешь интернет в телефоне, времени становится больше. Кстати, чтобы это осознать, рожать совсем не обязательно.

Пять недель – точный срок, когда впервые отмечаешь, что ребенок растет быстрее, чем хотелось бы.

Не скажу, что это легкая прогулка. Но и не конец света, определенно. Пока похоже, что все жертвы временны, а инвестиции с лихвой окупятся

В моем случае отец делает много. Хотя сейчас как раз та стадия, когда я больше вырываюсь на работу и оставляю своих девушек в одиночестве на некоторое время.

Евгений Стасиневич, литературный критик, литературовед, радиоведущий на Old fashioned radio. Дочь Цвитана, 5 лет

У нас специфическая ситуация, потому что мы с Дианой (бывшей женой. – Ред.) воспитываем Цвитану отдельно. Разошлись довольно рано, но остались друзьями и "сообщниками". Живем рядом и установили график, "смены": два через два. Он не такой уж железный, но стараемся его придерживаться, чередуем выходные. У меня есть "мои" два дня, и это значит, что перед ними я должен поработать интенсивнее и успеть максимально много.

Мы стали жить отдельно в тот период, когда ребенку было два года, и все нормализовалось лишь в последние год-два: когда появился график, договоренности, когда мы поняли, как лучше и дочери, и нам.

Рядом с нами живут еще и мои родители, мы специально так селились, и это тоже очень важно. Они очень помогают, мы почти всегда можем оставить с ними ребенка, если есть необходимость.

Это важный лайфхак: не жить с родителями, но быть от них недалеко

Правда, был период, когда мы жили все вместе и Цвитана всегда была у нас. Я тогда еще учился на магистратуре, но уже был фрилансером, а работа специфичная, как минимум – нужно много читать. Желательно в это время быть одному, поэтому приходилось "переучиваться".

Хитрить не сильно получится, это стало понятно сразу. Например, когда ребенок засыпал (а маленькие дети редко ложатся четко в 9-10 часов), хотелось воспользоваться этим и поработать в тишине. Но таким образом я просто воровал свой утренний сон: как здесь выспишься, если ребенок проснется в шесть или семь часов утра? И тогда ходишь "вареный" целый день.

Поэтому приходилось читать больше в транспорте. Оказалось, что это – огромный ресурс для меня: не стоит жаловаться на шумных людей рядом или духоту, просто читай, это уже много. К тому же это около трех часов в день.

Хоть мой отцовский опыт и "неклассический", я все равно почувствовал эти вещи: попытки успеть все и сразу, потому что фактически никогда не работал с 9.00 до 18.00, да еще и в офисе.

Хорошо, что моя работа – чтение и письмо, и в это время ребенок мог находиться рядом или даже спать в слинге на мне

Это была хорошая школа: я теперь могу абстрагироваться и читать, если текст не слишком сложный, пока дочь играет или что-то смотрит. И просто “шум и сумасшествие" мне не настолько мешают.

Я не могу назвать себя идеальным отцом, который все свои силы кладет на то, чтобы сделать все максимально хорошо и правильно. Вначале я читал статьи и книги по воспитанию авторов вроде Гиппенрейтер или Сирсов, смотрел программы Комаровского. Но часто это лишь теория, дальше начинается "безжалостная" жизнь и надо просто "выжить".

К тому же я рано пришел к тому, что не смогу вот прямо всего себя посвятить дочери, это никому не нужно. А если следовать этим книгам, в ребенке надо чуть ли не раствориться, подчинить ему буквально все.

Лучше я буду находить время и на себя, а у Цвитаны будет полноценный, хоть и "не профессиональный" отец

Цвитана сначала была ну очень активной, и какие-то общеизвестные лайфхаки просто не работали: надо было банально брать её на руки и долго ходить, петь, пританцовывать – так она успокаивалась. Сейчас ей уже пять, и все равно внимания требует немало: по-моему, это следствие того, что ее всегда слишком опекали. Результат коллективного комплекса вины: мол, нет полноценной семьи, то хоть так компенсируем. Опасная штука, и совсем не факт, что ребенку реально нужно именно это.

Сейчас скорее можно ненадолго отвлечь ее внимание, чтобы быстро доделать что-то срочное. Это могут быть импровизированные квесты (спрятал куклу и дал карту или подсказки, чтобы искала: минут 20 можешь выиграть), а могут быть пазлы, хотя это мы любим делать вместе. Планшет как "запрещенное оружие" тоже присутствует, ведь мы не образцовые родители.

Личная проблема родителей – придумать себе идеальный образ ребенка, а со временем (как правило – в четыре-пять лет) понять, что все идет "не по плану"

Ребенок здесь ни в чем не виноват – это просто родители слишком себе нафантазировали, часто как раз после тех же книг. Дочь любит читать, но выбирает для себя совсем не те книги, которые я рекомендовал бы или которые я покупаю для нее с радостью.

Впрочем, мы стараемся чередовать яркие обложки и истории о супергероях с "полезными" книгами: иногда можно схитрить и сказать, что в истории есть что-то жуткое (а часто так и есть), и, может, нам даже не стоит ее читать. Тогда за уши не оттянешь.

Мы любим ходить вместе в кинотеатр, часто это делаем. Уже даже были на "Пиратах Карибского моря" с ней. Два часа высидеть было непросто, и для Цви появилась новая социальная модель – пираты. Мы объяснили, что это в общем-то хулиганы, но часто бывает так, что хорошее и плохое могут уживаться в человеке. Вот вам и пример "успеть все": провели время вместе, дочь узнала что-то новое, у нас появились хорошие темы для разговоров, а я, помимо прочего, получил материал для беседы в эфире.

Правда, так удачно совмещать удается совсем не всегда. Но тем оно и интересно –  быть отцом: это непросто. А со временем все еще усложнится и вызовов станет куда больше: школа, ребята, "неверная" физиология, социальные стереотипы, мнение окружающих. Но это очень интересно.

Константин Рыков, тестировщик программного обеспечения. Дочь Алиса, 4 года

Трудно рассказать в двух абзацах обо всех переменах в жизни после появления ребенка, но я буду краток. Во-первых, личного времени осталось гораздо меньше, и то зачастую оно также связано с ребенком. Моей дочери четыре года, и она крайне активный человек.

Пихать ребенку планшет с мультиками и дебильными видео мы с супругой считаем не комильфо, тем более если дочь постоянно требует экшна с участием родителей – от "порисовать раскраску" до "давай кататься на велосипеде по квартире".

Да, это чертовски утомляет. Да, от утренних воплей: "Ненавижу тупой садик, не пойду!" – лопается голова

Да, в выходные, когда ребенок у бабушки, ощущаешь себя Флэшем –  так много всего успеваешь за один день без присутствия чада. Да, спится плоховато, когда по тебе скачет 20-килограммовая орущая тушка. И да, все эти проблемы и тысячи других, ситуативных, меркнут, когда ребенок приходит с пакетом нагетсов и выдает: "Это Чекен, мой герой. Ему страшно в пакете, папа, давай споем ему песню про Солнце из кармана?".

Возвращаясь к вопросу об утренних воплях: я работаю на американскую компанию, потому график мой совпадает с Нью-Йорком, а не с Киевом, и в будние дни я вижу дочь только по утрам – пока сам ещё не лег, а она только продирает глаза. Поэтому я стараюсь уложить максимум веселостей в эти часы.

Вместо преследующих нас в сновидениях родительских криков, света в лицо и зарядки под "Сэру" Меладзе я предпочитаю щекотку, любимые песни малой, шутки и уместное использование наших семейных мемасов, вроде "я же вижу, ты не спишь, ты что, думаешь, я тупой?" ровным "механическим" голосом из видео про сову и мышь.

Еще очень помогают расспросы о том, что такого угарного и интересного она делала вчера, интерес к деталям: как покаталась, что учили в садике, почему она хотела подложить паука под дверь толкнувшего ее в транспорте дядьки и т. д.

Людям всегда приятен интерес к их персоне, тем более если его проявляет человек, являющийся для вас авторитетом (в данном случае родитель). Это работает всегда

За те пару часов, что пупс собирается в садик, мы успеваем испечь невидимую пиццу, погонять в Геранта (дочь тоже фанат третьего "Ведьмака" и очень любить драться с кабанами в Туссенте), помыть посуду (видимую и не очень), поиграть в квача, почитать книгу про викингов или кроликов и нарядиться в принцессу.

Совсем другое дело – выходные. Мы можем все втроем тупить на диване целый день, гулять по всему городу, томно восседать в заведениях. Как выяснилось, не обязательно рассматривать ребенка как обузу, ходячий долг и спиногрыза в одном обличье. Достаточно относиться к нему как к лучшему другу, не пытаться изображать большого ребенка, но помогать советом и предостерегать в нужное время. И говорить.

Самое главное  – говорить. Как много проблем и комплексов современных взр   ослых были бы решены, если бы с ними больше говорили в детстве с позиции советчика и даже спорщика, а не командира и надзирателя

Важно импровизировать и уметь удивить ребенка. Отвлечь внимание от проблемы, источника страха или боли (после падения, например) на то, что она смелая и молодец, и что упала так, что земля задрожала. Ну, и поиск компромиссов в случае скандала.

Приведу последний пример: когда мы учились кататься на велосипеде первый день, ребенок очень боялся велика, падал, ревел и отпихивал ногой от себя аппарат. Сначала мы были в тихой ярости: как же так, откуда эта слабость, нытьё и боязнь? Попытки выплеснуть эмоции через суровость и жесткость ни к чему не приводят. Только после тихой и спокойной беседы о перипетиях обучения езде на велике и о том, через что прошли мы с женой в свое время, дело пошло на лад. На следующий день дочь уже тянула нас на улицу кататься вместо садика.

Вот такие постоянные осаживания самих себя и готовность проявить терпение, наверное, и являются основой педагогики. Кстати, в китайской традиции иероглиф "терпение" является главным в понятии о воспитании. Каждый раз, когда кажется, что "терпець уривається", я стараюсь об этом вспоминать.