Летом 2015-го эти ребята стали полицейскими, а вскоре — еще и звездам социальных сетей и медиа. О них писали, снимали телешоу, их фото были повсюду.

БЖ узнал, как живется когда-то знаменитым полицейским сейчас, и до сих пор ли они патрулируют улицы Киева.


Александр Зарюгин, 34 года
Тогда: самый татуированный полицейский страны
Сейчас: не работает в полиции

 

 

Жизнь до полиции

Я работал рекламным фотографом. Уже готовился уходить в АТО, как однажды увидел по телевизору Эку Згуладзе, ее проект реформ и доселе невиданные для нас наполеоновские планы. Они меня, конечно же, заинтересовали, плюс —  это была возможность служить дома. Я пошел в полицию из патриотических соображений — наводить порядок в родном городе.

О работе патрульным

В патруле я отслужил ровно год, день в день — уволился. Не знаю, чьей воли не хватило, но для полноценной работы патрульного департамента так и не была создана законодательная база.

У патрульных связаны руки, они не способны полноценно работать. Например, практически каждую смену какой-нибудь водитель-нарушитель предъявляет на секунду водительские права, тут же прячет их и запирается в машине. А ты не успел ни запомнить его данных, ни составить админпротокол. У нас ведь не прописано, что водитель обязан передать удостоверение инспектору. И вот делай с ним, что хочешь. Патрульный обязан задерживать такого водителя, но законодательно не прописаны полномочия — скажем, можно ли силой доставать его из машины.

 

 

Отдельное “спасибо” нашим “самым гуманным в мире судам”, которые не сажают даже рецидивистов, пойманных с поличным.

Я дважды ловил по горячим следам грабителей, жертвами которых были дети. Одного из них отпустили на следующий же день, второго — черед неделю. Обоих то ли под подписку, то ли дали условное.

И, конечно же, “привет” доблестной прокуратуре с ее проверками на превышение полномочий по любому поводу и без него. Они делают все, чтобы у тебя пропало малейшее желание ответственно выполнять работу или попросту выходить на следующую смену.

Что сейчас

После увольнения я вернулся в шоу-биз, в рекламу, работаю графическим дизайнером в пост-продакшн студии. Удаленно занимаюсь фотографией. Наконец-то появилось время на личную жизнь, снова начал путешествовать. Раньше этого не было, потому что полиция — это адская круглосуточная работа.


Людмила Примак-Ульянченко, 24 года
Тогда: не раз попадала в топ самых привлекательных девушек-полицейских столицы
Сейчас: в декретном отпуске, вернется на службу

 

 

Жизнь до полиции

По образованию я химик-инженер-технолог. Но уже на третьем курсе поняла, что меня больше интересует мамина работа, а работает она в исполнительной службе. И вот, тогда начался набор в Новую полицию, я подала анкету. Не верила, что пройду, ведь на тот момент было уже больше 30 тысяч желающих, а мест — всего 2 тысячи. Но судьба мне улыбнулась.

Когда первые патрульные вышли на улице, “селфи с копом” — стали мейнстримом, и мне это нравилось. Радовалась как ребенок, что люди делали шаг вперед. Это было одним из первых проявлений доверия к полиции. Свои фотографии встречала очень часто. Особенно сначала — они были повсюду. Друзья и знакомые присылали ссылки, я давала интервью, видела себя на страницах газет и журналов. Было весьма приятно.

О работе патрульной

До декрета я проработала патрульной больше года. Когда узнала о беременности, на более спокойную работу не переводилась.

О моем “интересном” положении знал только мой напарник Александр. Не говорила никому, чтобы меня не снимали со смен, до последнего ездила на вызовы во время токсикоза.

Бывало, что по дороге приходилось делать вынужденную остановку, а затем продолжать патрулирование. Уже когда животик начал сильно выделяться и мой токсикоз дошел до критической точки, меня положили в больницу. После этого не выходила на смены.

Я жила работой, коллеги стали моей второй семьей. Рабочий график был очень насыщенный: в неделю по две ночных и дневных смены. В выходные — физическая и огневая подготовка. Нужно четко планировать свою жизнь, когда работаешь в полиции. Я даже читала литературу по тайм-менеджменту, чтобы как-то успевать. Конечно, стала уделять меньше времени семье, поездкам. Но все же я успевала ездить к родителям, видеться с любимым, встречаться с подругами. Иногда ходила в студию красоты моделью для причесок.

Не могу выделить какой-то один наиболее опасный или жуткий вызов. Возможно, когда задержанный направил на меня оружие или когда я пошла в ресторан, чтобы найти управляющего и посмотреть камеры наблюдения, а на меня напал пьяный посетитель со спины, или задержанный со шприцом в руке. Все это всегда опасно.

Что сейчас

Я в декретном отпуске, воспитываю 6-месячного сына Марка, а после декрета обязательно вернусь в полицию. Пока буду в отпуске, хочу поступить в Академию внутренних дел. Учиться планирую во время декрета, буду совмещать. Чтобы уже после выхода на работу иметь образование. Это даст мне повышение по службе.

Муж мой очень переживает за меня, моя работа ему не нравится. Но несмотря на это, он меня всегда поддерживает, говорит, что гордится. Сам он врач-травматолог.


Антон Сидоренко, 33 года
Тогда: Часто попадал на страницы медиа
Сейчас: работает в полиции

Жизнь до полиции

До 2015-го года я работал бренд-менеджером, это была интересная работа с нормальной зарплатой и четким графиком.

Родные не понимали моего рвения все бросить, но вскоре поддержали. Радовались, когда я успешно прошел отбор, сдал все экзамены, и сияли от счастья, впервые увидев меня в форме на принятии присяги на Софиевской площади. Особенно радовалась моя дочь — ведь даже Петр Порошенко с ней поздоровался. Она очень гордится мной, и каждый раз напоминает своим одноклассникам, что папа у нее — полицейский. Может, когда вырастет, будет работать в полиции.

О работе патрульным

Патрульные работают 24 часа в сутки. Даже когда я еду на смену или возвращаюсь с нее — все равно “сканирую” все вокруг и жду, кому может понадобиться моя помощь. В ночное время особенно тяжело. Попробуйте две ночи подряд бодрствовать и ездить за рулем. Многие работают сверх нормы, потому что мы не можем просто повесить табличку “закрыто”, когда по времени смена уже закончилась, и не реагировать на обращения.

Иногда не понимают, что патрульные — это не роботы, а, прежде всего люди, которые тоже имеют право на отдых, горячую пищу в перерыв или чашку кофе в ночную смену.

Очень обидно, когда приходят жалобы вроде: “Полицейские не работают, а заехали в МакДональдс и едят”.

Все хотят перемен от нас, но вовсе не хотят меняться сами. Когда подходишь к правонарушителю — например, за нарушение правил парковки, то слышишь в свой адрес: “Лучше бы вы ловили преступников, чего вы к нам прицепились?”. При этом через социальные сети все требуют от полиции решить проблемы с нарушением правил парковки.

Что сейчас

Я до сих пор работаю патрульным. Вызовов всегда хватает. Как-то мы задерживали преступников, ограбивших человека, и пришлось за ними лезть в подвал дома, который был подтоплен, без света, а по потолку бегали огромные тараканы. Пришлось на скорую руку мастерить “сапоги” из кульков и маски из шарфов — все выглядели как в игре “Сталкер”.

Было несколько критических случаев, в которых была вероятность применения оружия. Но, к счастью, стрелял из пистолета только в тире.


Галина Драганова, 34 года
Тогда: снялась в социальном ролике полицейских, набравшем на Youtube 62 тысячи просмотров  
Сейчас: в декретном отпуске, собирается бросить полицию

 

 

Жизнь до полиции

До полиции я около шести лет работала в органах прокуратуры Кировограда. Потом просто захотелось что-то изменить. Анкету в полицию подавала из любопытства, но когда пригласили на собеседование в Киев, решила увольняться. Руководство не хотело отпускать, даже повысили по службе. Все давили, чтобы не уходила.

О работе патрульной

Вначале с полицией селфились очень часто. Помню, подруга сделала фото, как ко мне с коллегой выстроилась очередь, чтобы сфотографироваться, человек 30. Но я это не очень любила.

Я патрулировала Крещатик. И если первые пару смен было круто, потому что люди выражали эмоции, благодарили, то потом, когда ты стоишь десятый час на жаре, а к тебе еще и очередь на фото — это немного тяжело.

Как-то нам предложили прочитать для ролика два стихотворения на камеру. Я выбрала патрульных со своей роты, сама сниматься не хотела. Но так получилось, что людей не хватило, и мне тоже пришлось читать. Видео тогда растиражировали СМИ, мне отправляли ссылки, но я его так и не посмотрела — не люблю видеть себя на экране.

Было много курьезных вызовов. Например, однажды на Крещатике мужчина помочился под деревом, потом бегал и показывал всем свои гениталии. Люди вызвали патруль. Приехали, а он еще и угрожать начал, что позвонит Фацевичу [Александр Фацевич в 2015 занимал должность начальника Управления патрульной полиции города Киева — БЖ].

Или в центре пьяный человек пытался разгромить банкомат, мы подъехали, а он кричит: "Я — прокурор!".

Чего только не придумают, лишь бы “напугать”.

Во время отбора в полицию познакомились с теперь уже моим мужем, Евгением, а затем мы попали в одну группу на обучении.

Что сейчас

Проработав в патруле два месяца, я узнала, что беременна. Меня перевели в отдел мониторинга. Там я занимались рассмотрением жалоб на патрульных, проводила служебные расследования.

Вот уже полтора года в декретном отпуске, воспитываю сына.

Сейчас в патруле я уже бы не работала. Изначально планировала продолжить службу после декрета, но теперь не уверена, что мне это нужно.

Работа патрульного, хоть и интересная, но монотонная.

Меня спасало то, что была на руководящей должности: в роте было всего двое бывших сотрудника милиции, остальные — "с улицы", приходилось им все объяснять, рассказывать о специфике работы. Хотелось их научить, помочь.

К полицейским все обращаются с негативом, никто не звонит сюда, потому что ему хорошо. Этот негатив утомляет. Хочется для себя чего-то более светлого.


Вячеслав Харченко, 23 года
Тогда: прославился, когда спас семью из горящей квартиры
Сейчас: работает в полиции

Жизнь до полиции

Я работал в клинической лаборатории Бобровицкой районной больнице в Черниговской области. Решение поменять буквально все пришло спонтанно: увидел рекламу о наборе в полицию и захотелось попробовать.

О работе патрульным

Сначала было тяжело из-за того, что я очень редко мог ездить к родным. Старшая сестра жила в Киеве, и это был плюс, а вот мама и младшая сестренка — далеко. Из-за этого было тяжело.

Внимание киевлян и СМИ никогда не мешало работе, в какой-то степени даже помогало. Люди узнают, идут на контакт, стараются помочь.

За эти два года мне уже приходилось применять огнестрельное оружие. Стреляли во время погони по колесам автомобиля, водитель которого нарушал правила движения, чем угрожал жизни других. А еще он совершил наезд на меня, после чего мне пришлось зашивать правую ногу. Нарушителя поймали, сейчас он осужден.

Из последних “интересных” случаев — недавно мужчина ограбил женщину: сорвал цепочку с шеи. Убегая, он упал, поднялся и растворился где-то между домов. Мы нашли ключи от квартиры, которые он уронил. Начали проверять подъезды ближайших домов —  ключи от домофона подошли к одному из них. Проверили по базе, кто из этого дома ранее привлекался к уголовной ответственности. Конкретно в нашем подъезде таких жило двое, потерпевшая узнала одного из них по фото. Через некоторое время горе-грабитель вышел искать ключи — и мы его задержали.

Фото: lucia_ljuAnton SydorenkoСлава ХарченкоGalina DraganovaAlexandr Evgeniyowitch, tsn.ua, Yulia Babych