Игры поколений
Мне 61 и я играю за сборную по
Counter Strike
Олег Павлович и его сын Андрей – о дворовых и компьютерных играх, разнице поколений и будущем
Что круче – Counter Strike или Казаки-разбойники? Способны ли современные дети оторваться от компьютеров и поиграть во дворе? А как насчет 61-летнего мужчины, который обезвреживает врагов в компьютерной стрелялке? Вместе с Lenovo и фондом Жизнелюб мы устроили батл поколений – взрослые люди играют со своими детьми в игры детства. И рассказывают о том, почему состояние души важнее возраста в паспорте. Читайте в первом выпуске историю 56-летней Галы и ее сына Максима.

Компания Lenovo и благотворительный фонд Жизнелюб собрали уникальную команду игроков 55+ в Counter Strike. 22 сентября пятерка "жизнелюбов" сразится со своими ровесниками из Швеции – командой Silver Snipers – в шоу-матче во время фестиваля Comic Con на Арт-заводе "Платформа".
Герои
Олег Павлович, 61 год.
Военный врач-психиатр, журналист, общественный деятель. С началом войны вместе с семьей переехал из Луганска в Киев.
Сын Андрей, 30 лет.
Основатель агентства по продвижению в интернете.
Внук Максим, 3,8 лет
Играет с дедушкой в шашки.
Об играх детства
Олег Павлович: Я родился в Станице Луганской, в 20 километрах от Луганска. Родители работали на железной дороге. Папа – машинист, мама – заведующая химической лабораторией. Жили в трехэтажной хрущевке, вокруг – такие же хрущевки, сараи, курятники, огороды.

Я был неформальным лидером в своем дворе. В соседнем доме был свой заводила, мы с ним соперничали. Играли в войнушки двор на двор. А зимой – в снежки, сооружали во дворе крепости и воевали, пока кто-то кому-то в лоб снежкой не попадет или окно не разобьет. Как-то к нам домой пришли родители мальчика из соседнего двора и жаловались, что я попал ему льдинкой по голове. Я получил нагоняй от родителей.
Зимой прямо во дворе мы заливали каток и играли в хоккей. У нас была дворовая команда. Нам противостояли ребята, которые жили у озера – им вообще было хорошо, тренировались прямо на нем. А еще как-то мы с мальчишками сделали радиосвязь между домами – можно было переговариваться.
Мне нравились коллективные игры – видишь, как человек себя проявляет, можно с ним идти в разведку или нет. Еще в играх всегда есть распределение ролей – кто-то руководитель, кто-то – подчиненный. Можно проявить лидерские качества.
Одна из моих самых любимых дворовых игр – банки. Чертили на асфальте или на земле квадрат, внутрь ставили обычные консервные банки. Потом чертили еще три линии: самая дальняя – это "солдаты", а самая ближняя – "генералы". Один человек находится в поле, а остальные – на последней линии, и все бросают палки по банкам. Если твоя палка улетела в поле, бежишь туда и пытаешься ее забрать быстрее, чем участник в поле. Кто попал по банке, тот становится в поле. По результату подсчета очков кто-то становится офицером, кто-то – генералом.
Еще была игра "сурки" – также рисовали квадрат, внутрь клали маленькую палочку, один игрок подбрасывал ее большой палкой, а остальные ловили ее в поле. Каждый удар имел свое количество очков, в зависимости от степени сложности. Тот, кто поймал палку, отбирает очки у того, кто ее кинул.
Любил играть в Казаки-разбойники и жмурки. Мне нравилось прятаться среди грядок – сидишь себе тихонько, и никто не может догадаться, где ты.

В школе продленного дня мы играли в "Знамя". Делились на две команды, посреди большого поля чертили границу, а по краям ставили знамя – обычную палку. Нужно было перенести знамя противника на свою сторону поля. Если член другой команды дотронулся до знамени, ты замираешь, пока тебя не расколдуют игроки из твоей команды.
Еще я ездил в теннисный лагерь и всегда завоевывал призовые места. А по шашкам у меня вообще первое место всегда было. Недавно я показал своему внуку, как играть в шашки, и он быстро схватил суть. Сам расставляет фигуры. А недавно чуть не обыграл бабушку.
Андрей: Мое детство прошло в Луганске и в Станице Луганской, у бабушки. Играли в дворовые игры, которым нас обучили родители. Прятки, Казаки-разбойники. Помню, была такая фишка: все тебя ищут, а ты своими делами занимаешься – пошел обнести какую-нибудь вишню. Потом тем, кто тебя ищет, тоже надоедает, и вы встречаетесь через полдня – игра закончилась!

Когда наступали сумерки, играли в прятки. В каждом дворе было несколько фонарей, вокруг фонаря – круг света, а дальше – тьма. Все разбегаются во тьму, а один человек их ищет. Важно было прибежать к фонарю и дотронуться до него первым, тогда считается, что тебя не поймали.
Я любил играть в футбол с папой и братом. У нас была разновозрастная дворовая команда: папины ровесники, парни лет 18-ти и мы, самые маленькие.
Первый домашний компьютер был очень слабым по современным меркам. К интернету нас не подпускали, потому что он был дорогой, по карточкам. А еще он был настолько медленным, что можно было только смотреть текстовый вариант сайта – подключаешься, скачиваешь сайт, сохраняешь, отключаешься и читаешь.
Первую приставку Dendy нам подарил крестный – там были танчики и тетрис. К приставке можно было купить еще карточку на 9999 игр, но все они были неинтересные. Круче было пойти к кому-то из знакомых и поиграть в Sega. Там были игры покрасочней – Mortal Kombat, Need For Speed. До сих пор помню комбинации клавиш и любимых персонажей из Mortal Kombat.

Родители не поощряли наше увлечение играми. В приставку нельзя было долго играть, потому что у телевизора сядет кинескоп. Как мы узнали позже, это было не совсем так. Еще можно было играть какое-то ограниченное время, а потом идти гулять. Правда, мы все равно оказывались в гостях у друзей и играли в приставку.
Чем больше запрещали играть, тем больше хотелось. Перед уходом на работу папа всегда прятал системный шнур от компьютера. Но я научился максимум за 10 минут находить шнур в любом месте квартиры. Перед приходом родителей была отлажена система, как быстро положить шнур на место.

Первыми стрелялками были Doom 1 и Doom 2. Управление тогда было полностью кнопочным, это было чертовски неудобно. Потом появились компьютерные клубы. Дома ты играл только с компьютером, это не так интересно. А в клубе мы уже мерились уровнями с друзьями. Именно там я познакомился с Counter Strike. Чтобы сходить в клуб, мы экономили на завтраках, играли на деньги в школе.
О современных играх
Олег Павлович: Я никогда не интересовался компьютерными играми, считал их пустой тратой времени. Думал: как же так, сыновья серьезно учатся, собираются поступать в университет, а сидят часами за компьютерами!

Теперь мое отношение изменилось. Я считаю, что компьютерные игры – это элемент досуга. Конечно, они не должны заменять другие занятия, нужно развиваться гармонично, разнонаправленно. Когда ребенок только сидит в компьютере, он себя ограждает от многих интересных вещей – от общения, прогулок.
Игра – важный элемент социализации, помогающий ребенку находить себя в дальнейшей жизни. В детстве девочки играют в дочки-матери, мальчики – в войнушки, и таким образом осваивают гендерные роли. В игре также можно понять, как мы достигаем влияния на других людей через систему манипуляций. Игра – это борьба. Групповые игры позволяют войти в коллектив, в них есть соревнование.

На протяжении всей жизни мне нравилось соревноваться. Даже когда я участвовал в журналистских конкурсах, мне не так было важно выиграть, как посмотреть, на каком уровне я нахожусь по сравнению с другими коллегами.
Андрей: Я – геймер, очень люблю играть. Компьютерные игры стали для меня входом в IT-отрасль. Мне нравилось разрабатывать собственные стратегии в игре, соревноваться с собой. А иногда для того, чтобы запустить какую-то новую игру, приходилось разбираться в "железе", залазить в настройки Windows. С тех пор за мной в семье тянется шлейф программиста – если что-то сломалось, все идут ко мне. Еще в играх можно было прокачать знания по английскому языку.
Механика компьютерных игр часто основывается на механике обычных. Во всех стрелялках есть элемент, взятый из игры "Знамя" – тоже нужно захватить знамя соперника. Конечно, в дворовых играх прокачивались еще и физические навыки. Но, например, чтобы играть в VR-игры, тоже нужно быть в форме. После часа игры у тебя напряжен пресс, ты весь потный.

Игры позволяют все время учиться. А, значит, мозг меньше стареет, создает новые нейронные связи.
О Counter Strike
Олег Павлович: Пару лет назад я стал активно участвовать в мероприятиях "Жизнелюба" – был в команде по брейн-рингу, хожу в театр, на танцы. Когда начали набирать команду для Counter Strike, я сначала подумал: что за чепуха? Позвонил сыну, а он говорит: "Помнишь, ты нас гонял в детстве, когда мы играли в компьютерные игры? Вот теперь попробуешь сам поиграть". Андрей даже поставил дома программу, чтобы я мог тренироваться. Иногда сын подключается по сети и мы играем вместе – он показывает мне некоторые приемы в игре.
В игре ты должен все время быстро принимать решения – бежать вперед, назад, выбирать оружие, действие – присесть, подпрыгнуть. Первое время я постоянно смотрел на кнопки, чтобы не перепутать. Когда передо мной стоял враг и стрелял в лицо, у меня пальцы начинали дергать все кнопки подряд. Первые разы это был серьезный стресс.
Как психиатр скажу, что Counter Strike позволяет управлять собой и кем-то другим с помощью микро-моторики. Пальцы рук выполняют определенные действия, через некоторое время это закрепляется в мозгу на автомате. Это сложная игра, которая требует эмоциональной стойкости. Поначалу мне было трудно. Приходишь после игры домой, голова продолжает кружиться, прорабатываешь все события из игры. Сейчас уже спокойнее отношусь к таким ситуациям.
Андрей: Когда папа решил играть в Counter Strike, я сразу сказал: "Иди, поймешь, что это такое". В детстве родители считали, что стрелялки – это фигня, говорили: "Что ты сидишь, деградируешь, лучше бы пошел книжку почитал".
Всю жизнь папа игнорировал мир компьютерных игр, а теперь у него появилось свободное время и он уже не может сказать: "Не хочу тратить время впустую". А еще папа всегда любил соревноваться, так что игра для него может быть интересной.
Когда мы с папой начинали играть в Counter Strike, это было так: мой герой брал нож, бежал на него, а он долго целился, выстреливал все патроны, но меня не убивал. Сейчас есть прогресс, появился навык.
О разнице поколений
Олег Павлович: Мы часто не можем того, что могут наши дети. Я сейчас иногда спрашиваю у сына, как что-то сделать в компьютере, а для него это элементарно. Но, уверен, придет его время, и он будет обращаться к своему сыну с другими вопросами.

В наше время не было ни компьютеров, ни интернета, поэтому игры были связаны с бытовыми вещами, с подготовкой к будущей жизни. Мы должны были быть физически активными и здоровыми, работать в группе. А сейчас уже мой внук, которому нет и 4-х, легко обращается с телефоном, играет в игры – соединяет какие-то точки.
Нынешнее поколение более рациональное – они ставят перед собой цели и пытаются их добиться. Выстраивают жизненную стратегию. Если наша стратегия заключалась в том, чтобы поступить в ВУЗ, потом пойти на работу, и ты не думал, что будешь что-то менять, то у нынешней молодежи жизнь построена совсем по-другому. Уже никто не знает, чем будет заниматься следующие 5 лет. Через год или даже месяц планы могут поменяться и ты должен успеть к этому адаптироваться.

Молодые люди более мобильны, гибкие, это поколение быстро учится, переучивается, при неудачах не теряется, а ищет возможности найти себя в чем-то другом. Мы более консервативны, а молодежь меньше держится за традиции. В этом, наверное, и есть суть жизни, чтобы идти дальше.
Андрей: В современном мире случился бум компьютеризации, развития технологий. У прошлого поколения этого не было. У нас больше возможностей – благодаря интернету, глобализации можно достать любую информацию за две минуты, заглянув в телефон.

Мой папа – очень целеустремленный и активный для своего возраста. Эти качества мне очень нравятся и я их уже перенял. Но между нами есть разница. Я всегда вижу цель, но не так сильно переживаю по поводу соревнований. Я соревнуюсь с собой прошлым – еще вчера я это не умел, сегодня умею плохо, но это уже хорошо. Это дает внутреннюю гармонию, возможность для развития.
Жизнь будущих поколений будет еще интересней, чем у нас. Впереди – бум искусственного интеллекта, развития нейросетей.
У нашего поколения на первое место среди навыков выходит гибкость, пластичность. Поколению отца она была не нужна – ты мог раз и навсегда освоить одну профессию, и всю жизнь обменивать ее на блага. Сейчас такого нет. Основное, чему я уже сейчас учу своего сына: тебе не нужны навыки и алгоритмы, тебе нужно знать, как обучиться самостоятельно, используя определенные источники. Твой мозг должен в любой момент увидеть возможности и попытаться их реализовать.
Нейронная сеть – символ современного поколения. Это другой уровень развития, он требует постоянного встряхивания мозга.
партнеры проекта


Share