точка сборки


История арт-галереи "Мистецький Барбакан" на Подоле

Мы запускаем серию материалов "Точка сборки", где будем рассказывать о легендарных городских заведениях, которые стали местом встреч и зарождения тусовок. В первом выпуске — "Мистецький Барбакан", который из нелегального клуба в подвале и штаба арт-сопротивления на Майдане, стал "точкой сборки" для поэтов и писателей – Артема Полежаки, Дмитрия Лазуткина, художников "Жлоб-арта" – Ивана Семесюка, Олексы Манна и Андрея Ермоленко, а также архитекторов, военных и активистов.
Основатель
Киевлянину Дмитрию Жиле 43 года, он закончил Художественную академию (НАОМА) по специальности "художник-архитектор" и долгое время разрабатывал интерьеры квартир, коттеджей и игральных залов. Сегодня Дмитрий воюет на Востоке Украины в составе ВСУ и владеет галереей-баром "Мистецький Барбакан".
Идея
Все началось в 2011 году с разговора в такси. Дмитрий Жила ехал с мужем своей сестры, австрийцем Вольфом, который рассказывал о подпольных заведениях Германии и Австрии – они работают без лицензий и вывесок, в режиме закрытых клубов для своих. В таких местах разные компании смотрели футбол и отмечали дни рождения. Дмитрий сразу решил, что надо сделать что-то подобное в Киеве:
У нас большая тусовка выпускников художественной академии. Я понял, что нам всем нужно свое закрытое место, своя точка сборки в центре, куда будет удобно добираться
Разговор в такси превратился в навязчивую идею, и уже через несколько дней Дмитрий создал в фейсбуке группу для друзей, где они начали придумывать концепцию.

Все это происходило накануне Евро-2012, поэтому решили начать с простого: проектор, пиво и футбол. Помещение нашли в подвале жилого дома возле Велотрека, на улице Чапаева (ныне Вячеслава Липинского). Сейчас там находится галерея-бар It's NOT the LOUVR.
Квартира №
Друзья скинулись деньгами на аренду и открыли небольшое заведение для себя и своих. Место назвали "Квартира №", потому что понимали, рано или поздно придется поменять локацию из-за недовольных шумом соседей, а название станет универсальным. С ремонтом заморачивались не сильно:
Мы поставили какую-то простую мебель, какой-то уголок и сделали барную стоечку. Посмотрели на все это — как-то грустновато. Тогда завесили стены картинами Ивана Семесюка и во всем сразу появился смысл.
Во время Евро-2012 на футбол собиралось так много людей, что в подвале было негде стоять. Тусовка, в которой все всех знают, потихоньку разрасталась. Многие приходили со своим алкоголем, поэтому бегать в супермаркет за пополнением "барной карты" приходилось не часто. Ассортимент, кстати, был такой же простой, как и концепция места: несколько видов пива, сидр и по одному сорту виски и рома.

По словам Жилы, "Квартира №" никогда не была баром, она была пространством для встреч. Не было даже никаких владельцев — друзья скидывались и делали все вместе. Но через полгода дела ухудшились:
Все было на добровольных началах, но постепенно начало загибаться. Дружба дружбой, но ты придумал, ты и занимайся. Плюс соседи сильно злились из-за шума.
В подвале рядом с "Квартирой №" было еще и чешское заведение "У Голема", поэтому жильцы дома по вечерам редко пребывали в спокойствии. Самые активные из них даже пытались затопить подвалы с шумными заведениями. Осенью 2012 года Дмитрий съехал с подвала на Чапаева, а уже в начале 2013 года нашел помещение на Подоле.
Бактерия
Вокруг "Квартиры №" сформировалось коммьюнити творческих людей, которые по-прежнему нуждались в месте для встреч. Для Дмитрия Жилы бар оставался хобби. Он не планировал делать из этого бизнес и продолжал работать архитектором.
Новое помещение сняли на втором этаже старого дома на Константиновской, 21. На этот раз выпускники художественной академии подошли к делу посерьезнее: организовали кухню, развесили картины, построили большую барную стойку и поставили пивные краны. Дмитрий вспоминает, что название нового места придумали вообще без него: "Мы назначили арт-директорами "жлобистов" Олексу Манна и Ивана Семесюка, которых я 100 лет знаю. Они назвали место арт-клубом "Бактерия". Я продолжал называть "Квартира №" или "притончик".

На баре стояли по очереди, кухню придумывали на ходу — то сэндвичи, то мясные и сырные тарелки к пиву. Главное, говорит Дмитрий, что делали как для себя. Потому что сами любили отдыхать в своем закрытом клубе. Правда, уже тогда "закрытости "становилось все меньше. Художники притянули рекламщиков с журналистами, а те фотографов и дизайнеров.

Светлана Гречуха
Арт-директор и управляющая бара GRAM
— Я попала в "Бактерию" случайно, меня привели туда после концерта "хамерманов" [группа Хамерман Знищує Віруси – ред.]. Я села за барную стойку и сразу влюбилась в эту атмосферу. Вокруг все были такие классные, творческие и свои.

В Киеве всегда не хватало мест, которые сделаны искренне. А у Димы Жилы было именно такое место, сделанное людьми для людей. Заведение не для бизнеса, а для друзей и знакомых.
Дмитрий Жила вспоминает, что оставаться закрытыми клубом стало сложнее, потому что нужны были дополнительные инвестиции для развития пространства: "Мы периодически спрашивали у гостей на входе, кто они, чего хотят, от кого пришли и объясняли, что у нас закрытое заведение. Это вроде комфортно, но с надо же за что-то существовать".

Осенью 2013 года творческая тусовка вышла на Майдан, а у "Бактерии" появилась новое назначение — склад для касок, щитов и прочего снаряжения.
Форпост на Майдане
Во время Майдана Дмитрий с друзьями соорудил место для хранения снаряжения прямо на Крещатике. Он накидал модель сооружения в программе, собрал денег в тусовке и построил халабуду из паллет и фанеры. Стены снаружи и внутри завесили работами художников Андрея Ермоленко, Олексы Манна и Ивана Семесюка. Название для халабуды Дмитрий выбрал неслучайно:
Барбакан — это фортификационное сооружение. Есть крепость, куда попадаешь через мост, а перед мостом есть еще один форпост, который и называется барбаканом.
Эта точка на Майдане быстро стала популярной — сюда приходили все, кто зависал в "Бактерии" и даже киевские ультрасы. В халабуде проводили лекции и чтения, там бывал Юрий Андрухович и Эзра Книжник. Позже "Барбакан" на Майдане стал еще и "коктейльным баром" — там экспериментировали с зажигательными смесями: "Мы делали коктейли молотова с алюминиевой пылью и настоянным пенопластом. Получался качественный продукт. Тогда и появились мысль создать настоящий котейльный бар".
Майдан победил, Крещатик заполнили туристы и Дмитрий разобрал свое сооружение и вернулся в "Бактерию". Там по-прежнему зависали люди, но за время Майдана накопились большие долги, которые нужно было отдавать.

В 2014 году Дмитрий закрыл "Бактерию", зарекся больше не открывать заведения и решил пойти на войну. В 2015 году он закончил свою архитектурную деятельность, его взяли в "Азов", но долго никуда не отправляли. В это время подруга Дмитрия, экс-ресторатор Светлана Гречуха уговорила его на открытие "Мистецького Барбакана", аргументируя это тем, что он не может просто так взять и оставить тусовку.
Барбакан
Представьте себе бар на Подоле, в котором художники, писатели, активисты и военные сидят за деревянными круглыми столами и курят за кружкой пива, а на полу лежит старый красный ковролин. Именно таким многие застали бар-галерею на Верхнем Валу.

В конце сентября 2015 года Дмитрий Жила вместе с друзьями открыл концептуальную арт-галерею и бар "Мистецький Барбакан". После Майдана в большую творческую тусовку пришли еще и активисты Майдана. Дмитрий с улыбкой говорит, что у правых вообще много общего с творческой тусовкой, потому что и те и другие — очень неспокойные люди.
Барная карта стала обширнее: крафтовое пиво, виски, ром и водка с наливками. Стало больше посадочных мест и появился кикер. Каждые две недели в "Барбакане" меняется экспозиция выставки.

Иван Семесюк
Художник, писатель и музыкант
— Вся фішка була в тому, що це був нелегальний заклад. Тепер це в минулому, бо все змінюється. Але там все одно навіть зараз може нестися все, що завгодно. В Барбакані бухають всі: праві, ліві та ЛГБТ-активісти, бо там є місце для всіх.

Барбакан може бути кардинально різним. Сьогодні ти спілкуєшся на барі з людьми в окулярах про науку та історію, а завтра на барі може бути бійка. Але ти спокійно можеш не брати в цьому участь та тупо пройти повз. Контрастність та сімейна атмосфера — це теж фішка. А ще дуже приємно, що іноді можна бухнути в борг.
Появились лицензии и официальные поставщики алкоголя, отдельная кухня и меню. В "Мистецьком Барбакане" начали проводить концерты, презентации книг и выставок, а по ночам здесь можно было застать полный хаос.
После открытия "Барбакана" Дмитрий Жила уехал на фронт и доверил управление своей жене Марии. Вот уже три года бар функционирует и постоянно развивается. По словам Дмитрия, его жена очень много для этого сделала. Здесь уже давно запретили курить, поменяли мебель и обновили кухню. Теперь в баре есть бургеры, рыба и супы "Дідько Streetfood" от Романа Чичика, который ранее работал в Израиле шеф-поваром в "мишленовских" ресторанах.

Сам Дмитрий Жила не часто бывает в городе, но когда приезжает на несколько дней с фронта, то первым делом он, конечно же, идет в "Мистецький Барбакан".