БЖ продолжает рассказывать о героях, которые провели свое детство в других, далеких городах. О местных традициях, природе, играх, а также о жизни в Киеве и столкновении разных культур читайте в рубрике ​I/am/from.

В сегодняшней серии – рассказ владельца киевского бара Lost & Found Адама Ховелла, который вырос в тихой американской деревне. Адам рассказал, как они с братьями развлекались, пока жили в окружении лесов, полей и пасущихся коров.

О своем доме

Родился я в Нэшвилле, столице штата Теннесси, в 1979 году, но рос в небольшой деревне рядом.

Отец работал в банковской сфере, мама была учительницей истории, преподавала в католической школе, но после моего рождения стала домохозяйкой. Папа работал, а мама занималась домом и детьми. Мечтала о сыновьях, так и получилось – у меня еще два младших брата.

Жили мы в классическом фермерском доме – двухэтажном строении начала XX века. Ближайшие соседи – где-то в миле от нас. Нас же окружали леса и поля, где выпасалось 300 голов скота.

У нас был невысокий забор с колючей проволокой, через который мы с братьями перебирались на пастбище. А к нам во двор часто попадали коровы. Иногда выглядываешь в окно – а там корова, которая перелезла через забор. Идешь и выгоняешь ее обратно.

Дом был деревянным, с массивным фундаментом и глубоким подвалом – очень характерная архитектура для Юга. Так выглядели все дома, построенные еще до появления электричества и кондиционеров. Длинный коридор пронизывал все строение, а комнаты располагались по обе стороны. Когда становилось слишком жарко, мы устраивали сквозняки, просто открывая форточки и окна над дверями в комнату. Такой простой кондиционер.

Нас окружали леса и поля, где выпасалось 300 голов скота. Иногда выглядываешь в окно – а там корова, которая перелезла через забор. Идешь и выгоняешь ее обратно

Был еще и чердак, но я там редко бывал, потому что его облюбовали осы и пауки. Мы его так и называли – "кладовка с пауками".

Когда мне было 8 или 9 лет, родители разбили рядом с домом небольшой сад – посадили вишни, яблони, груши, персиковые деревья.

Летом часто бывало очень жарко. Помню, нам с братьями тогда просто брили головы налысо – мы не выбирали свои прически.

Зимой же – очень холодно. Бывали снегопады, но чаще случались ледяные бури. Деревья и дороги покрывались ледяной коркой. Такое обычно могло произойти в марте: ходишь уже в футболке и шортах, а потом бац – все покрывается льдом.

Летом часто бывало очень жарко. Помню, нам с братьями тогда просто брили головы налысо – мы не выбирали свои прически

Вот такая непредсказуемая погода у меня на родине. Когда мы с женой из Украины собирались в Штаты навестить моих родственников, я мог ей примерно объяснить, какая будет погода в Чикаго или Сиэтле. Но в Нэшвилле – фиг поймешь. Могло быть как +15, так и -15.

О школе и развлечениях

Рос я в довольно провинциальной местности.

У ближайших соседей в миле от нас было двое сыновей нашего возраста, с ними мы и дружили. Ходили в гости друг к другу по очереди. А когда старшему исполнилось 12-13 лет, он начал приезжать к нам на пикапе. На дорогу выезжать еще было нельзя, но он ехал через поля – родители не запрещали.

В младшей школе, куда я ходил, было не больше 300 учеников, все примерно друг друга знали. Директор даже помнил всех поименно. Ехать до школы было минут 20 на машине, нас отвозил отец.

До шестого класса у нас был один учитель на все предметы, а потом уже разные. Школа была самая обычная, никто особо не прогуливал, но и отличников не было. Тем, кто плохо себя вел, могло достаться по заднице специальной лопаткой. По-моему, такой вид наказания уже запрещен.

Пару лет я занимался бейсболом при школе, состоял в детской спортивной лиге. Но мне не очень нравился этот вид спорта, поэтому перестал.

Тем, кто плохо себя вел, в школе доставалось по заднице специальной лопаткой. По-моему, такой вид наказания уже запрещен

Старшая школа была побольше – примерно на две тысячи учеников. Она находилась в соседнем небольшом городке в 15-20 тысяч населения.

Центром социальной жизни была церковь. Для Юга США это характерно. Пока мы еще были детьми, каждое воскресенье обязательно наряжались, ехали в город, шли с братьями часа на два в воскресную школу, а затем – на общую службу. Потом мог быть еще совместный обед при церкви.

 

Ближайший магазин, куда папа возил Адама по субботам

А по субботам папа возил нас с братьями в ближайший магазин в трех милях от дома. Вернее, это была заправка с небольшим магазинчиком, где продавались базовые продукты. Владелец магазина сам в нем и работал. Помню, отец всегда покупал нам сладости, поэтому мы, только проснувшись в субботу, тут же начинали просить его отвезти нас туда.

Никаких кинотеатров или чего-то подобного в округе не было. В Нэшвилл мы выезжали очень редко, это я уже в подростковом возрасте начал ездить туда с друзьями потусить. 

Когда я это все вспоминаю, понимаю, насколько же простым было наше детство – не происходило никаких событий. Магазин, церковь, школа. Но не могу сказать, что мы в чем-то нуждались или понимали, что нам чего-то не хватает. Все равно было весело.

Мы все были сами по себе. Повезло, что у меня были братья. Без здоровой фантазии не обходилось – мы все время выдумывали себе развлечения. Часто просто бегали по полям или устраивали какие-то соревнования возле супер-маленькой речки, которая протекала рядом с нами.

Никаких кинотеатров в округе не было. По телевизору показывали всего два канала. Пакет с кабельными мы купили только в начале девяностых, чтобы смотреть новости по CNN

Наш дом стоял на холме и очень здорово было просто скатываться с него на велике. Правда, обратно приходилось его затаскивать. На гараже висело баскетбольное кольцо, мы играли в мяч. Еще у меня вся семья играла в теннис, для этого мы тоже ездили в городок возле нас, или в Нэшвилл. А я после бейсбола увлекся легкой атлетикой, занимался при школе в старших классах.

С другими детьми вне школы общались редко, разве что с соседями. Иногда кто-то приглашал на День рождения, но это были обычные детские праздники – ничего особенного.

Я очень увлекался наукой, особенно химией. Раз особо нечем было заняться, много читал.

Еще мы научились мастерить разные пушки – к примеру, картофельную. Они очень просто делались – при помощи трубки и лака для волос. Выходили в поле и устраивали там бои с фейерверками.

Когда мы подросли, иногда устраивали домашние вечеринки у друзей, у которых родители куда-то уехали. А школа для старшеклассников устраивала ежегодный бал, для которого ребята наряжались в смокинги, а девочки – в платья. Все, как в кино показывают.

Еще мы научились мастерить разные пушки – к примеру, картофельную. Они очень просто делались – при помощи трубки и лака для волос.

О семейных традициях

Много времени мы проводили за чтением. Практически каждый вечер заканчивался тем, что мама нам читала.

В доме хоть и был телевизор, но мы его особо не смотрели. По-моему, там было всего два канала. Пакет с кабельными каналами мы купили только в начале девяностых, когда началась первая война в Ираке – родители хотели смотреть новости по CNN.

Из праздников мы всегда отмечали День благодарения и Рождество. Обычно один праздник проводили с семьей папы, а другой – с семьей мамы. Папа вырос в деревне в Теннесси, мама – дочь военного, поэтому они много переезжали, но в основном жили в Миссисипи. С родственниками встречались только по праздникам.

Насколько же простым было наше детство – вообще никаких событий не происходило. Магазин, церковь, школа. Но все равно было весело

На День благодарения готовили индейку и много всего пряного на Рождество. На Юге повсюду растет орех пекан, поэтому с ним всегда пекли пирог. Еще готовили домашнюю ветчину – целую ногу в глазури. Но вообще мама особо сложной кулинарией не занималась, у нее в арсенале был набор блюд, который она умела готовить, и они чередовались. Не экспериментировала.

Адам на родине. Любимая закусочная с пончиками уже закрылась.

Кажется, не в праздничные дни меню у нас было по дням – спагетти по вторникам, такос – по средам, и так далее. Рыбу не ели – не знаю, то ли мама не умела готовить или не хотела морочиться, то ли ее купить особо негде было.

О переезде в Украину

После школы я учился в университете в Миссисипи, потом переехал в Луизиану и год работал там на на буровой платформе. Работа тяжелая, зато хорошо оплачиваемая. Спина по сей день иногда напоминает мне об этом опыте. Уже тогда я думал, что хотел бы увидеть мир, попробовать пожить и поработать в другой стране, но сначала хотел попутешествовать по США. Так я и сделал – год поездил по Штатам.

А в Украине я оказался в 2003 году. Таким было решение корпуса мира США. Захотел как волонтер поехать на пару лет в другую страну. Можно было выбирать регион – я назвал Восточную Европу и Среднюю Азию. Думал, отправят в один из "станов", но предложили Украину – согласился.

Первые три месяца я провел в Яготыне Киевской области, а потом меня отправили в Великую Багачку Полтавской области. Там я работал учителем английского в школе. В общем, что в Америке деревня, что здесь – деревня. Конечно, они чем-то отличались, но я к тому времени уже достаточно попутешествовал и понял, что жизнь в принципе везде разная – даже в пределах одной страны. Так что ничему сильно не удивлялся.

Первые три месяца после переезда в Украину я провел в Яготыне Киевской области, а потом меня отправили в Великую Багачку Полтавской области. Что в Америке деревня, что здесь

По чему скучал? По виски. Деньги на проживание нам выдавали, но не так много, так что пили водку или самогон. Его научился готовить у приемной семьи.

Украинцы показались мне достаточно любопытными, задавали много вопросов. Но не могу сказать, что они открыты – скорее они похожи на тех людей, среди которых я вырос. Просто классический американский юг – это когда семья так же как мы живет в собственном доме и мало с кем видится и общается.

С отцом и братьями

Язык я выучил быстро. Сначала русский, потом украинский. Выбора не было. В деревне не особо найдешь, с кем поговорить на английском. Словарный запас лучше на русском – могу хоть законы физики обсуждать, а украинский знаю только на бытовом уровне. Но, говорят, у меня акцент в нем меньше проявляется.

В Украине скучал по виски. Деньги на проживание нам выдавали, но не так много, так что пили водку или самогон

В Киев переехал по окончанию срока волонтерства после небольшой остановки в Полтаве. Скажу честно, город мне изначально не очень нравился.

Киев был довольно провинциален, здесь нечем было заняться. В то же время он был большим и неудобным. Стандартные минусы большого города без плюсов.

Киев был довольно провинциален, здесь нечем было заняться. В то же время он был большим и неудобным. Стандартные минусы большого города без плюсов

Но сейчас Киев стал стремительно развиваться в культурном плане. Особенно это касается сферы еды, заведений, и меня это радует. Правда, здесь по-прежнему все гоняются за трендами. Зато нынешний тренд на коктейли дал мне возможность осуществить давнюю мечту – открыть свой бар.