Мы начинаем серию материалов о фотографах, которые снимают город.  

Первый разговор – с Сергеем Ристенко, известным в Instagram под ником werter. Сергей родился в Одессе, но с детства живет в Киеве. Был политическим фотокором (KP publications, AFP). Пять лет назад променял профессиональный Canon на iPhone и увлекся уличной фотографией.

Свои снимки Сергей выкладывает в Instagram, на них – киевские, львовские и одесские сюжеты. Участвовал в проекте "Электропленка" в России, делал персональную выставку в Москве. Одна из работ фотографа выставлялась в Columbus Museum of Art, а еще один снимок попал в подборку The New York Times, посвященную повседневным сюжетам из Украины и России.

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

На этой неделе в галерее "Худграф" открылась выставка Instagram-снимков Сергея Ристенко, посвященная киевским рассветам и закатам.

Мы поговорили с Сергеем об эстетике города, мобильной фотографии и о том, чем киевляне отличаются от львовян и одесситов.

О пленке и черно-белом фото

Я начал снимать лет 15 назад на пленку. Она учит ценить моменты, с нее начинается любовь к кадру. В дальнейшем можно сколько угодно снимать на цифру, но учиться стоит именно на пленке. Когда настрелял тысячу кадров и выбрал один удачный – ты не фотограф, а инженер.

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

Меня вдохновляет советская фотография 60-х, ее черно-белая эстетика. Восхищаюсь фотографиями в журнале "Огонек". Их фотографы – лучшие из лучших - умели передать суть в одном кадре. Глядя на одно только фото, еще не видя подписи, уже понимаешь, что тебе хотели сказать. Нужного эффекта тогда добивались без спецэффектов и даже цветов. У них был только свет, сюжет и момент. Но это ключевое в репортажной фотографии.

О мобильной фотографии

До 2011 года я профессионально занимался репортажной съемкой. Но в какой-то момент от Кабмина и Верховной Рады захотелось отдохнуть. При съемке на профессиональную технику происходит замыливание глаз – снимаешь одно и то же приблизительно в тех же ракурсах, фотография становится неинтересной, потому что ты знаешь, что будешь делать в следующий момент.

Чтобы этого не происходило, я постоянно ходил по улицам и снимал на телефон, это было сродни тренировке мозгов. Так я стал вовлекаться в стрит-фотографию.

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

Я снимаю на iPhone, это очень удобно. В отличие от профессионального фотоаппарата, телефон занимает мало места, а весь фотопроцесс всегда с тобой. Отснял – обработал – выложил, не привязан к компьютеру и флешкам. Можешь делать это в транспорте, в лесу, где угодно.

У киевлян есть легкая надменность и постоянное апеллирование: да я здесь всю жизнь живу, и моя бабушка здесь жила. Одесситы более расслаблены, а львовяне гордятся своим городом

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

В основном я снимаю "с рук", без штатива. Съемные объективы использую очень редко. Обрабатываю специальными программами - их огромное множество. Можно сделать 500 версий одного снимка, и все будут разные.

Я считаю, что все отснятое на мобильный должно обрабатываться в нем же. Снять на мобильный и обработать на компьютере, как по мне, нечестно. Когда фотографы заливают в Instagram фото с зеркальных камер, это всегда видно. Для них есть много других профессиональных сайтов, а Instagram приятен снимками обычных людей.

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

Мобильная фотография сейчас становится очень популярной и выведена американским фотографом Ричардом Крейгом в отдельный жанр, который преподается даже в лондонских колледжах. Она привлекательна своей доступностью. Тебе не нужно покупать дорогую камеру, достаточно иметь всего лишь хороший смартфон.

Конечно, важно понимать, что такое композиция, свет. Последние пару лет я провожу курсы мобильной фотографии, делюсь опытом и учу людей снимать лучше. Еще есть нюансы в качестве, например, фото огромного формата с телефона не напечатаешь. Но я распечатывал снимки из Instagram на холсте метр на метр, получалось хорошо.

О съемке горожан

Мне нравится снимать людей, иногда из этого выходят целые истории. Я работаю на Подоле, и каждый день две остановки от метро еду на трамвае. Там хорошо фотографировать людей, особенно пожилых. Они фотогеничны и интересны с точки зрения фактуры, а еще за их плечами, как правило, – большой багаж истории. Молодежь снимать неинтересно, все они похожи друг на друга.

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

Одни из самых интересных персонажей для меня – бомжи. Я периодически с ними разговариваю, узнаю об их жизни. Как-то проходил мимо мужика, который валялся на детской площадке. Я попросил его хотя бы переползти в другое место, а он начал рассказывать, что он – Олекса, митець, художник. Иногда у людей действительно интересные жизненные истории, не все бомжи рады своему положению, а есть те, кого сознательно привлекает такая жизнь.  

Мобильная фотография - это уже отдельный жанр, который преподается в колледжах. Она привлекательна своей доступностью. Не нужно покупать дорогую камеру, достаточно иметь всего лишь хороший смартфон

Кто такие киевляне? Характерных киевлян я встречал немного. Есть в них одна черта, которая мне не очень нравится. Это легкая надменность и постоянное апеллирование: да я здесь всю жизнь живу, и моя бабушка здесь жила. Не понимаю, зачем это выставлять напоказ. Еще есть ощущение, что киевляне – немного грустные.  

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

Одесситы – более расслабленные, улыбчивые, открытые. Возможно, повлияла близость к морю, юг, солнце. Например, если я захочу снять бабушку, то с киевской мне нужно будет намного дольше разговаривать, и в первую очередь я услышу обо всех проблемах, и только потом - какую-то интересную историю жизни. В Одессе разговор завязывается очень легко, комфортно. Про печали я, конечно, тоже услышу, но на них внимание не заостряется.

Вот моя любимая история про Одессу. Как-то ранним утром мы с друзьями зашли в один дворик, чтобы поснимать. Из окна высовывается бабушка и спрашивает, "которое сейчас время". Мы отвечаем: 6 утра. Она на это бросает: "Время летит, как стрела", и исчезает.

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

Львовяне настороженные, но когда говоришь, что у них "дуже файне місто", сразу преображаются. Они очень гордятся своим городом, многие знают его историю вплоть до отдельных улиц и домов, в которых живут. В Киеве такого нет. Ну, старый дом, но интереса к тому, кто в нем жил или что там происходило, не возникает.

Где искать красивые кадры

Эстетика старого города в Киеве сейчас теряется. Старинная архитектура выглядит как что-то заброшенное, белые ларьки из пластика часто возникают перед домом с колонной или статуей.

В воспоминаниях киевлян довоенного, военного периода часто упоминаются места, где происходили исторические события, и мне интересно приехать и посмотреть, как там сейчас.

Например, несмотря на то, что я хорошо знаю Подол, я никогда не знал, что там есть Цимлянский переулок. Это улочка в шесть домов.

Мне интересно снимать исторические дома, в них есть душа. Массивы и кварталы – безликие. Их можно снимать разве что для того, чтобы показать, как у тебя в кадр поместилось 10 тысяч окон

На Малоподвальной есть прекрасный дом с красивыми сохранившимися дверьми, но прямо посреди него – деревянный балкон, который выглядит как будка.   

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

Я очень полюбил квартал рядом с Михайловским переулком. Во время войны внизу Майдана был большой базар. Череда старинных домиков там сохранилась до сих пор, если закрыть глаза на весь этот пластик, то создается впечатление, что находишься в старом городе. Нравятся старые дома на улице Дмитриевской, в начале Нагорной на Татарке.

Люблю Рыбальский полуостров. Тем, кто хочет окунуться в атмосферу 80-х, советую приезжать туда. Время там замерло, это застывший СССР. Такое впечатление, что местные жители – это, в основном, рабочие, - так и остались жить в 80-х. Хрущевки, бабушки, даже есть гастроном, в котором продаются такие пирожные, которые сто лет уже нигде не увидишь.       

Оболонская набережная. Нравится, что в черте города есть небольшой лесок у реки. Владимирская горка – это место, которое заряжает энергией. Иногда я приезжаю туда на велосипеде утром, чтобы полюбоваться городом.

Еще один мой любимый райончик – на улице Электриков. Люди там живут прямо рядом с портами, там можно увидеть земснаряды, понтоны, насосы, старые корабли. Страшнейшая урбанистика.

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

A photo posted by werter (@werter) on

 

В районе Львовской площади есть улица Кияновская, о ней почти никто не знает. Раньше там была двух- трехэтажная деревянная застройка с резными фасадами. Сейчас эта улица пустынна, ни одного дома уже нет. В конце 70-х город сильно изменился – готовились к Олимпиаде и сносили целые кварталы.

Мне интересно снимать именно исторические дома, потому что в них есть душа. Массивы и кварталы – безликие. Их можно снимать разве что для того, чтобы показать, как у тебя в кадр поместилось 10 тысяч окон.