БЖ и Buro 24/7 продолжают совместную серию материалов. В рубрике "Искусство выпивать" на Buro 24/7 известные люди рассказывают о своих отношениях с алкоголем, а в рубрике Bla Bla Bar на БЖ – о том, в каких киевских заведениях им пьется душевнее всего.

На этот раз наш собеседник - певица и радиоведущая Соня Сотник. 

Первый раз я встала за барную стойку в 1997 году в баре Эрика на Софиевской. Я приходила пить в бар, а хозяева говорили “переходи на другую сторону стойки”.

Во второй раз – в другом заведении Эрика на Облонской, на Подоле. Там был такой бар-дискотека, благодаря которому я стала острожно относиться к пуэрториканцам. Если наши люди приходили и говорили “нам бутылку водки и все”, то эти приходили группой по 20 человек и заказывали “по пятьдесят” раз семьдесят!

Однажды к нам пришла пара айтишников, которые только получили зарплату – какие-то бешеные деньги по тому времени. Они решили попробовать все, что было в баре. Я говорю: “Фанту будем?”. Они: “И фанту тоже”. У них была батарея рюмок, от фанты до абсента. До последней базы они не дошли. Но стремились и были хороши.

Если наши люди приходили и говорили “нам бутылку водки и все”, то эти приходили группой по 20 человек и заказывали “по пятьдесят” раз семьдесят!

Я не хожу в модные места, я их не люблю. Для меня важно найти свое заведение в радиусе пяти метров от дома. Это, наверное, львовская история. Во Львове всегда было очень много заведений, и все ходят в то, которое под домом. Там вырастали поколения. Сначала родители пили, потом дети, потом внуки. Кельнеры не менялись.

Важнее всего найти место у себя под домом, приучить к себе персонал, сделать так, чтобы тебя там ждали, любили – и искать там любовь. На Татарке для меня таким было кафе “Прага”. Это летняя дача. Там хорошо начинать с 12 и не заканчивать никогда. Но там каждый год меняются хозяева и персонал, а потому каждый год приходится начинать все сначала.

Для меня важно найти свое заведение в радиусе пяти метров от дома. Это, наверное, львовская история.

На Татарке много гор, и самая любимая, конечно же, Юрковица. Если проходишь мимо индонезийского посольства, то сворачиваешь налево. Там стелишь плед – и вуаля! – вот вам лучшее заведение на татарке.

На Подоле есть несколько “моих” заведений. Пиццерия у сербов на Хоривой, где всегда есть домашнее белое вино. Это маленькая Сербия: тебя обслуживают сербы, вокруг сидят сербы, ты ешь сербскую еду и пьешь сербское вино.

Я курю. Зимой все заведения для меня закрыты. Я не люблю испытывать дискомфорт и лучше буду ходить к себе домой, лучший бар у меня там, и все друзья это знают.

Я курю. Зимой все заведения для меня закрыты

В бары я прихожу на бармена. Мне важно, чтобы меня ждали, это семья.

Продолжение рассказа - о концертном виски, том, как женщины пьют водку, и об ижеальном собутыльнике - читайте в рубрике "Искусство выпивать" на Buro 24/7.