Еще весной задумки киевского режиссера Гео Лероса, взявшегося за обустройство города, выглядели, как фантазии. Но сейчас его проект уже делает видимые успехи.

В парке Шевченко начали замену старых скамеек дизайнерскими лавочками, а на нескольких домах в городе появились современные муралы. На одном из зданий в районе Золотых ворот возник портрет Леси Украинки, а на доме по улице Стрелецкой – фигура украинской гимнастки Анны Ризатдиновой. Также в рамках проекта будут проводиться pop-up-концерты по всему Киеву.

В интервью БЖ Гео рассказал о том, как он получил поддержку мэра Виталия Кличко и привлек известных художников, создавших стрит-арт-объекты, а также о том, что еще реализуют в городе в рамках проекта CityArt.

"Я оставил свой проект в приемной Кличко, через две недели мне позвонили"

- Гео, вы режиссер, а не архитектор и не урбанист, но занялись серьезным городским проектом. Как так получилось?

- Я этим занимаюсь, потому что Киев – мой родной город. Я много езжу по миру, какое-то время жил в Лос-Анжелесе. Когда ты часто смотришь на вдохновляющие вещи в Европе и мире, понимаешь, чего тебе не хватает в родном городе и что хотелось бы сделать, переделать, дополнить. В январе я вернулся из Лос-Анжелеса, и у меня родилась идея проекта CiyArt. Я придумал концепт, сделал презентацию, показал ее мэру.

- Как вы попали к Кличко?

- Просто оставил свой проект в приемной. Я абсолютно никого не знал в мэрии. Через пару недель меня пригласили на встречу.

Я презентовал Кличко проект по замене лавочек в парке Шевченко. Взял за основу принцип, реализованный в Манхэттенском парке (Central Park, где действует проект Adopt a bench – авт.) в Нью-Йорке. Инвестор дает деньги на производство лавочек, на них крепится табличка о том, что такой-то человек сделал подарок городу.

Авторы нью-йоркского проекта мне рассказали, что в первую очередь нужно отталкиваться от ценовой политики. На протяжении трех месяцев я отбирал производства и остановился на самом оптимальном варианте. Например, лавочка-змейка длиной в 6 метров у нас стоит 7 тысяч гривен, а были варианты от 36 до 50 тысяч гривен. Сейчас каждую лавочку, установленную в парке Шевченко, кто-то спонсирует.

- Кто именно покупает именные лавочки?

- Это абсолютно неизвестные люди. Они пишут на почту, что хотели бы сделать подарок городу. Я просто дублирую эти письма, скидываю на производство, и они уже связываются.

- Когда вы планируете завершить проект в парке Шевченко?

- Мы уже установили около 50 лавочек, в ближайшую неделю будут готовы еще около 30. Весь парк хотели закрыть ко Дню независимости, но возможно срок сдвинется на середину сентября.

-  На сайте CityArt написано, что проект реализуется при поддержке Кличко. В чем состоит эта поддержка, финансирует ли мэр проект лично или город?

- Город нам помогает с установкой лавочек, для этого "Зеленбуд" выделяет рабочую силу. Мы оплачиваем доставку, бензин, а установкой занимаются они. Также город занимается выдачей всех необходимых разрешений.

 

 

 

"Если прислушиваться к каждому мнению, ничего не реализуешь"

- Еще одно направление CityArt – создание объектов стрит-арта в городе. На опыт каких городов вы ориентировались в этом проекте?

- Все на тот же Нью-Йорк и Лос-Анжелес. Там я познакомился с главным героем документального фильма про уличных художников "Выход через сувенирную лавку" Терри Геттой. Потом разобщался с другими художниками, присутствовал во время создания их работ. Тогда я подумал, что все то же самое можно реализовать и в Киеве.

Сейчас мы отбираем от всех желающих лучшие 15 эскизов, которые команда профессиональных художников будет наносить на киевские дома. Отдельно отбираем лучшие украинские стрит-арт-команды, которые нарисуют картины по собственным эскизам. Также при поддержке меценатов возим в Киев художников с международным именем, таких как Финтан Меги или Гвидо ван Хелтон.

- Кто в вашей команде, которая отбирает лучшие эскизы?

- В команде - я, продюсер Настя Дризо и три известных опинион-мейкера, которые просили не называть их имена, чтобы не делать из этого пиар.

 

 

 

 

-  Учитываете ли вы мнение общественности, местных жителей при выборе эскизов? Проводите ли общественные слушания?

- Мы не проводим пока никаких слушаний. Вообще, если начинать проводить слушания… Вот мы нарисовали портрет Леси Украинки, в итоге это одна из самых обсуждаемых стрит-арт работ в Украине. Ее опубликовали украинские издания и международные стрит-арт журналы. Но перед тем, как мы начали рисовать, было столько проблем! Выходит каждый второй и говорит, что это плохо: "Мне не нравится, вытирайте". К сожалению, если прислушиваться к каждому мнению, ничего не реализуешь.

- Может, стоило создать какой-то общественный совет, чтобы не возникало конфликтов в процессе работы?

- Мы готовы поддержать такой совет, если вы лично его создадите. Но, опять же, кто должен выбирать его членов? Появится еще десять человек, которые спросят, почему их не выбрали. Получится очередная каша. Я считаю, что нужно брать инициативу в свои руки.

- Есть как минимум один позитивный "киевский кейс", когда удалось наладить совместную работу общественных инициатив, представителей власти и местных жителей - при разработке условий конкурса "Територія гідності" по реконструкции Майдана. Это долго, но в диалоге часто рождаются решения, устраивающие всех.

-  Со стрит-артом все не так легко. Художники, которые рисовали Лесю Украинку и гимнастку Анну Ризатдинову, работали бесплатно. Это был подарок Киеву, и мы не могли им навязывать чужие эскизы. Если учитывать мнение общественности, тогда нужно найти других художников и заплатить им гонорар в 5-10 тысяч долларов.

- Как вы вышли на этих международных художников?

- Я не знал их до этого, просто списывался, общался. Мы не платим им гонорары, но меценат оплачивает перелет, проживание, краски. Создание этих двух работ  спонсировал бизнесмен Константин Жуковский.  

"Достаточно сделать что-то красивое, это уже само по себе патриотично"

- Почти во всех созданных работах читается патриотический подтекст. Это случайность или задумка?

- Задумки не было, у нас нет цели делать именно патриотический стрит-арт. Многие сейчас пытаются за счет такого клише сделать большую пиар-историю. Я считаю, что достаточно просто сделать что-то красивое, если глубоко копнуть, то это уже само по себе патриотично.

Также мы не хотим делать стрит-арт в виде кричащих политических или гражданских высказываний. Каждую гражданскую позицию можно трактовать двояко – кому-то нравится, кому-то нет, начинается дискуссия. 

- Часто уличные художники не спрашивают никого, что и где им рисовать. Вы получали разрешения от властей на создание муралов?

- Да, наш стрит-арт легален. Изначально мы отобрали около 40 стен в городе, на которых хотели бы создать картины. Это и здания, и арки во дворы, и заборы, которые плохо выглядит. Этот список мы предоставили в КГГА, а они уже его прорабатывали – смотрели, не является ли какой-то дом памятником архитектуры, на котором нельзя рисовать. 

Есть два пути: путь Бэнкси и прочих художников, которые рисуют без разрешений, и нет никаких гарантий, что картина останется на стене. И законный путь, когда ты выбираешь стену, договариваешься с администрацией, показываешь эскизы.

У нас, к сожалению, эта система не выработана. Казалось бы, все просто – есть департамент культуры, там должны сидеть люди, которые разбираются не только в классическом, но и в современном искусстве. Они должны выбирать проект не субъективно, а понимать, что это современный стрит-арт, который есть в Будапеште, Барселоне. У нас таких кадров пока нет.

- У вас есть ощущение, что система уже начала меняться, во власть приходят новые люди?

- Эти изменения не должны быть точечными. Нельзя поменять три человека, а оставить сто старой закалки. Эти люди должны быть в системе в соотношении 3% к 97%. А новые должны быть мотивированы, в том числе и финансово. Например, я не получаю никаких денег от власти, потому что я режиссер, захотел – снял клип в Нью-Йорке, получил гонорар и занимаюсь тем, чем хочется. А большинство людей привязаны к основной работе, им нужно платить хорошие деньги, иначе это порождает коррупцию.

- Ваши картины могут зарисовать?

- Конечно. Кто угодно может подняться (на крышу – авт.) и вылить на стену ведро краски.

Но мы надеемся, что наши картины сохранятся, ведь  у нас есть большая цель, мы хотим создать пеший туристический маршрут по городу. Он будет идти от Ботанического сада, мимо Университета, через район Золотых ворот, потом спускаться через Андреевский спуск, проходить через Киево-Могилянскую академию и выходить на набережную. Мы также разрабатываем специальное приложение, где все стрит-арт объекты будут нанесены на карту. Планируем до сентября создать 15-20 объектов стрит-арта.

- Ваш проект вызвал повышенный интерес к стрит-арту, вы не боитесь, что в связи с таким бумом в наших городах начнут появляться некачественные работы?

- Я не готов давать комментарий по этому поводу, чтобы никого не обижать и не вредить нашему проекту.

 

 
 

"Хотим создать в Киеве скейт-парк и обустроить площадку возле метро Осокорки"

- У вас на сайте есть концепция обустройства Осокорков, что она предполагает?

- Мы разработали свое виденье площадки в районе метро Осокорки, вокруг которой было много конфликтов. Хотим сделать там детскую площадку, лабиринт, фонтан, лавочки. Уже ведем переговоры с потенциальными инвесторами. Если все получится, будем реализовывать.

- В городе есть много общественных инициатив, которые пытаются реализовать свои идеи, но ни у кого не получалось делать это так быстро и массово, как у вас. Как вы сами объясняете успех своего проекта?

- Многие хотят получить от города деньги на реализацию своих проектов. Мы же не приходим к мэру и не кричим: дайте нам денег. В этом залог успеха. Есть люди, которые хотят что-то реализовать, есть те, кто могут помочь, мы просто связываем одних с другими.

- Вам нравятся какие-то городские проекты, реализованные другими активистами?

- Мне нравятся лавочки Славы Балбека, но на самой Пейзажке все какое-то неухоженное, на каждом шагу кофе-машины. Еще мне нравится проект Kiev Fashion Park на той же Пейзажке, не знаю, будут ли они что-то продолжать там делать.

- Чего вам не хватает в Киеве?

- Хорошего бетонного скейт-парка. Мы сейчас ведем переговоры и, если получится, тоже сделаем этот проект. Не хватает мест, где можно просто полежать на хорошем газоне. Даже в парке Шевченко нет нормального газона. Мы хотим сделать и его, но это большие деньги – 200 тысяч долларов.

Фото: kiev.klichko.org, dreamkyiv.com, Geo Leros