Выставка "Квантовый скачок Шевченко" в киевском метрополитене экспонировалась только 10 дней. 17 февраля активист Юрий Хорт порезал два постера, после чего организаторы решили демонтировать плакаты.

Тарас Шевченко был изображен в образах киногероев и известных личностей — Джона Леннона, Гарри Поттера, Бэтмена. Мы спросили автора работ Александра Грехова и куратора выставки Настю Абелишеву, что они думают о произошедшем.

Настя Аболешева, пиар-менеджер Национального Музея Шевченко, куратор выставки

Плакаты уничтожены безвозвратно: их порезали и искромсали. Поскольку это наклейки, повторно их использовать уже нельзя. Работникам метро пришлось демонтировать всю выставку — плакаты выглядели очень неэстетично. Монтировать новые мы тоже не будем. Почему? Нет гарантий, что с ними не поступят так же.

Мы понимали, что возможна неоднозначная реакция у пассажиров. Но мы точно не ожидали физической агрессии и угрозы посетителям выставки.

С другой стороны, проект позволил нам увидеть срез "настроения" граждан

80% людей восприняли выставку положительно, уловили наш месседж и даже пришли в музей и начали перечитывать Шевченко. Страх и неприятие нового, отличного от твоей шкалы ценностных координат, "десоветизация мозга" — это одно, но попытка цензурного диктата того, каким должно быть искусство, на какие темы должны проводиться дискуссии — это уже совсем другая плоскость. Плоскость правовая. Как показывает опыт, в нашей стране до сих пор нет действенных методов реагирования на такие ситуации.

Александр Грехов, автор выставки

Вместе с Национальным музеем мы решили уйти от стандартного образа Шевченко, который навязывался десятилетиями. Он не старик с грустным взглядом. У него была насыщенная жизнь, в которой было не только горе, но и обычная человеческая радость, о которой почему-то все забывают. Под каждой иллюстрацией был сопроводительный текст, который связывал образ с фактами из его жизни/произведений, о которых большинству людей не рассказывали в школе: от дружбы с афроамериканским актером до выбора стильной одежды для похода на светские мероприятия во время учебы в Петербурге.

Мы с музеем понимали, что будет реакция. Не так часто проводят выставки в публичных местах. Но настолько бурной реакции не ожидали

Экспозиция, которая проходила в августе 2018 года, была спокойной и "домашней" с большой детской зоной, играми, и не вызвала вообще никаких негативных отзывов. Видимо, большинство тех, кто сейчас критикует, не следят за событиями, проходящими в музеях.

Любое искусство — это в первую очередь реакции на него, а тут было столько обратной связи от посетителей (как положительной, так и негативной), что нужно будет анализировать не один месяц.

Я не знаю, повлияет ли эта история на мое творчество. Может, махну на все рукой и вернусь рисовать животных-единорогов, с которых начинал, чтобы все наверняка были довольны.

Если появится какой-то новый проект или серия работ, которая будет пригодна для показа в публичных пространствах — то почему бы и нет? Тем более, после опыта с Шевченко и с более глубоким пониманием того, как это все работает.

Фото: Национальный музей Тараса Шевченко, Александр Грехов, Настя Аболишева