Сникерхед-культура возникла в США в 80-х. Сникерхедами называли коллекционеров и торговцев кроссовками, которые следили за всеми новинкам в индустрии и знали, как отличить поддельную пару от настоящей.

В 2000-х мода на кроссовки начала проникать в Украину, и с тех пор сникерхед-движение становится все популярнее. Киевские магазины устраивают розыгрыши на покупку лимитированных моделей кроссовок, сотни желающих заполучить новинку выстраиваются в живые очереди, а счастливые обладатели новых пар прямо на месте перепродают их с большой наценкой.

Мы поговорили с киевскими коллекционерами кроссовок о том, как появилась украинская сникерхед-культура и как на нее повлияли субкультуры и секонд-хенды. А также попросили их показать самые крутые модели из личных коллекций.

Александр Саттаров, сооснователь DTF Magazine и фестиваля уличной культуры Don’t Take Fake, бренд-консультант

Откуда взялись сникерхеды

Думаю, в Украине первые неосознанные проявления были еще в 90-х. Когда я в своем магазине продавал кроссовки Asics Gel чувакам, которым было за 40, они говорили: "Блин, я продавал похожие модели в 90-х на рынке", — то есть для них эти штуки уже тогда что-то значили.

Я считаю, что на формирование современного украинского сникерхедства сильно повлияли интернет и социальные сети, потому что там происходит слияние всего на свете. В социальных сетях всегда можно было быстро найти комьюнити по интересам и насмотреться на крутые кроссы. Вообще на популяризацию классных кроссовок у нас сильно повлиял Instagram.

Все наши темы похожи на западные, но со своим украинским колоритом. Например, на уличную моду у нас влияет секонд-хенд.

Это связано с экономической ситуацией в стране, многие в теме сникерхед-культуры, но банально не могут себе позволить покупать новые кроссовки раз в месяц.

Мне это никогда не нравилось, но даже я следил ВКонтакте за людьми, которые перепродавали крутые вещи из секондов, ведь иногда там встречались действительно классные штуки.

О своей коллекции

У меня 70 пар кроссовок. Они у меня в шкафах, на полках и в коробках. Покупаю не какие-то популярные модели, а только те, которые нравятся, лично мне.

Сначала я просто любил кроссовки, потом мой вкус стал конкретизироваться, подчиняться законам хайпа, а со временем я перешел к более практичному потреблению. Сейчас покупаю модели, которые мне нравятся внешне, с точки зрения удобства и, конечно же, по своей идее, дизайнерской и инженерной мысли. Но в целом я на уже давно смотрю на все с точки зрения индустрии: что на нее влияет и как под этим влиянием она меняется и развивается.

Моя первая большая любовь к бренду — Nike, это как отправная точка для меня. Но самые первые настоящие кроссовки у меня были в школе - Reebok workout, тогда я еще не подозревал о своей “болезни”. А дальше уже была эра скейтовых брендов - я катался на скейте и важно было отвечать культурному бэкграунду. Тогда на скейт-сцене появился Nike, и меня закрутило.

Люблю Adidas NMD и Ultraboost, но при этом редко расстаюсь с Air Jordan или разными Nike Dunk.

О сникерхед-культуре в Украине и мире

Субкультура сникерхедов переросла в мировую моду, потому что любое явление рано или поздно превращают в индустрию. Сникерхедство — это бизнес, основанный на культуре.

Сначала мировые бренды начинали понимать, что у них есть по-настоящему иконические продукты. Потом научились правильно эксплуатировать культуру для бизнеса.

Одним из первых брендов, который понял, что без культурного бэкграунда люди не будут болеть и переживать за продукт, был Nike.

В 2010-м, когда я работал у официального дистрибьютора Nike в Украине, мы решили продвинуть модель Nike Dunk и придумали ивент Dunk Attack — продажу “данков” по 599 грн. Очередь в магазин образовалась за час до открытия.

Мы толкали эту культуру в Украине как могли — приходили к отвечающим за продукт Nike и предлагали привезти конкретные крутые модели, а они нам говорили: "Нет ребят это сложный продукт для нашего рынка".

Хорошо, что со временем на правильных позициях появились правильные люди в правильное время, и ассортимент начал меняться на глазах.

Все культурное и андерграундное рано или поздно становится мейнстримом и трендом. Так развивается и сникер-культура. Еще 10 лет назад это был удел диких фанатов, а сейчас уже тяжело провести грань и понять, где сникерхед, где хайп джампер, а где просто человек, который ходит на работу в кроссовках, а не в туфлях и ищет то, что ему подходит.

В последние годы даже фешн-бренды также прыгнули в кроссовочную игру и у них появилось много поклонников. Не считаю это ужасным, это, скорее, стандартная схема развития событий в любой культуре и индустрии.

Правда, часто наши звезды представляют какие-то бренды, но на самом деле не в теме культуры, а больше поддаются хайпу и влиянию моды. На Западе же селебритиз осознают, что носят. Это создает большую разницу между украинской и западной культурой. продукта, бренда, так и ресселеры и ловцы хайпа, хотя последние чаще покупают продукцию у реселлеров, так дороже, но проще.

Игорь Кузнецов, основатель магазина винтажной обуви Quickstrike

О начале увлечения

Я начал продавать кроссовки, когда мне было 16 лет. Я тогда жил в Каневе и поехал в Черкассы, чтобы купить сумку на секонде. Сумку так и не нашел, но купил новые кеды Vans без коробки за 30 грн.

Вернулся в родной Канев, зашел в толпу и сказал: “Пацаны, кому нужны новые Vans за 90 грн?”, — и почти сразу продал.

Вот с того момента и понеслось. Я начал искать крутую обувь. Находил и продавал разные модели Nike AirMax, ACJ и так далее.

В итоге я уже 8 лет занимаюсь кроссовками. За эти годы я продал около 4 тысяч пар, а снимки крутейших кроссовок держу в личных фотоархивах. Из всего проданного около 300 пар были действительно редкими и уникальными.

О секондах

В 2011 году я ходил по утрам на привозы и стоял в очередях с бабулями и футбольными хулиганами — тогда в тренде были старые Reebok и Adidas, за которыми охотились “околофутбольщики”. Вот такие были тренды.

Со временем хулиганы начали находить и перепродавать обувь и одежду, связанную с винтажным хип-хопом — в какой-то момент у них появились не только фанатские вещи Stone Island, но и винтажный Stussy и даже стильный Billionaire Boy’s Club.

В этих очередях и толкучках в каком-то смысле и зарождалась украинская версия сникерхед-культуры. Я и сам не заметил, как многие “околофутбольные” чуваки начали торговать крутыми вещами. Мне до сих пор непонятно, как футбольные хулиганы связались с хорошими кроссовками, но они явно сделали определенный вклад в развитие сникер-культуры. Именно они начали массовую продажу винтажных вещей через социальные сети.

О своей коллекции

Собирать личную коллекцию я начал с 2014 года. Очень быстро набралось 32 пары кроссовок. Я выставлял их в ряд в коридоре, потому что тогда у меня даже не было шкафа.

Потом я начал активно по очереди снашивать все пары, что-то выбрасывал, что-то продавал. Сейчас у меня всего 11 пар, у моей жены Насти — 20. Мои сникеры занимают одну полку, а ее — три.

В последнее время мы практикуем sole swap [пересадка подошвы с одной пары обуви на другую — БЖ]. Как правило, ставим подошву современных моделей на винтажные верхушки.

Для сникерхедов винтажная верхушка кроссовка намного ценнее, чем любая подошва. Я точно никогда не продам свой первый “свап” — верхушка от Nike AirMax 94, а подошва — от Nike Zoom Equilibrium 96.

Моя любимая пара — это винтажные Nike Air Levity 1998. Любимая пара Насти — странные Adidas, которые сделаны как кроссовки, а сбоку открытые, как сандалии. Круто выглядят, мы до сих пор не можем определить, что это за модель, потому что у нее нет никаких опознавательных знаков.

Мы ходим в кроссах круглый год, даже зимой, в снег и мороз, потому что хорошие кроссовки — не менее плотные, чем многие ботинки.

Хорошие сникеры можно сочетать с чем угодно, можно ходить в одной и той же паре, но это всегда будет смотреться по-разному, если подбирать другую одежду.

О сникерхед-культуре

Вся современная сникерхед-культура раскачивается вместе с музыкальной индустрией и ЛОМами. Как рождается хайп? Какой-нибудь Канье Уэст обувает экспериментальные кроссовки, выкладывает фотку в Instagram, это лайкают миллионы людей, и понеслась! В основном хайп возникает вокруг хип-хопа.

Например, почему в последнее время вдруг стали востребованы винтажные Nike AirMax 97? Все просто: британский грайм-рэпер Skepta сделал коллаборацию с Nike, они вместе перевыпустили и освежили старую модель. На самом же деле, эта модель была крутой всегда, потому что в основе ее дизайна — силуэт японского локомотива и обтекаемые линии от носка до пятки.

Раньше было сложнее, но интереснее, потому что не было интернета, люди объезжали Штаты автостопом в поисках крутых кроссовок.

Мы продолжаем эту традицию и сейчас.

Мне не нравятся новые модели кроссовок, потому что это совершенно другое течение. Я считаю, что трушная сникер-культура пошла от винтажа. Я и сам ношу и продаю только винтаж.

Дмитрий Дибривный, сооснователь сникерхимчистки Sneaker Mate Kyiv

О начале увлечения

Интерес к крутым кроссовкам был всегда, но культура сникерхедов начала зарождаться относительно недавно. К 2009-2010 году многие украинские субкультуры повзрослели, вышли на новый уровень и начали постепенно формировать украинскую сникер-культуру.

Сникерхедство — это синтез разных субкультур и стилей мышления.

Би-бои, стритболлеры, граффити-райтеры, скейтеры и футбольные фанаты — все они способствовали появлению хороших сникеров в стране, потому что каждая субкультура несла свою культуру кроссовок и свои запросы.

Танцоры искали Nike Cortez и Puma Suede, райтеры — винтажный Adidas, баскетболисты — Air Jordan, а скейтеры — Fallen или Nike Skateboarding. Потом у многих появился интернет, открылся рынок коллабораций разных брендов.

Развитие сникерхед-культуры — это цепная реакция. Сначала субкультуры обозначали спрос, потом подтянулась музыкальная индустрия, а позже случился еще и бум секонд-хенда.

И только потом до украинских представителей больших брендов дошло, что здесь люди хотят чего-то большего, чем обувать кроссовки под спортивный костюм по выходным. Таким образом люди неосознанно продиктовали ритейлерам то, что им следует привозить. Ну а потом благодаря хайпу все это набрало обороты и стало массовым.

О своей коллекции

Я не люблю афишировать свою коллекцию, потому что у меня 60 отобранных пар кроссовок. Среди них есть пары, которые я никогда не обувал и обувать не буду, потому что они эксклюзивные.

Моя самая любимая пара — Adidas ZX Ian Brown. Это черный кроссовок с золотым портретом и инициалами фронтмена группы The Stone Roses Иана Брауна. Мне повезло купить их на eBay всего за 120 долларов.

Если я в них выйду на улицу, никто даже не поймет, насколько это крутые кроссы. Мало кто знает, кто такой Иан Браун или дизайнер Казуки Кураиши. Для всех это просто Adidas ZX — в этом весь кайф.

История такая: Иан Браун часто ездил в Японию и был одним из первых, кто привез японский дизайн в Европу. В Японии он нашел дизайнера Казуки Кураиши. Познакомил его с ребятами из Adidas, и вместе они сделали отдельную линейку Adidas Originals by Originals от Kazuki Kuraishi. Каждая вещь в ней создана с японской внимательностью и педантичностью.

О сникерхед-культуре и хайпбистах

Хайпбисты [те, кто преследуют тренды — БЖ] — тоже сникерхеды. У них много кроссовок. Они знают, чего хотят, сильно заморачиваются. Да, мало кто из них разбирается в культуре и ее особенностях, но благодаря им сникерхедство становится выгодным бизнесом в Украине.

Многие люди до сих пор считают субкультуры маргинальным и временным явлением. На самом же деле они продиктовали массами множество вещей, за которыми мы сейчас наблюдаем в мировой индустрии моды, музыки и спорта.

Фото: Виталий Юрасов, из личных архивов героев, а также styleinsider