Согласно данным ООН, из Украины выехали более 6,2 миллионов граждан, большинство из которых – в Польшу. В Европе украинцам предлагают материальную и гуманитарную помощь. Впрочем, переселенцы из Украины сталкиваются со многими трудностями – от эмоциональных и бытовых до бюрократических.

Мы пообщались с украинцами, которые выехали в Польшу, Чехию, Венгрию, Болгарию и Германию, чтобы выяснить, как их принимали люди и государства, какую помощь предлагают и трудно ли адаптироваться.

Анастасия Кузнецова

Жительница Одессы, работала в компании по англоязычной поддержке пользователей

Эвакуировалась с коллегами в Болгарию

"Сдавала кровь, занималась волонтерством и не думала уезжать"

Большую часть времени я прожила во Львове, но за две недели до войны решила переехать в Одессу. Там и встретила войну. Проснулась в 11 утра 24 февраля и увидела примерно 40 пропущенных звонков и сообщения: "Настя, нас бомбят!" Еще минут пять я не двигалась, чувствовала страх, злость, ненависть, растерянность.

Первые две недели я не планировала уезжать из Украины. Пыталась помогать разным инициативам – сдавала кровь, занималась волонтерством. Всё время я чувствовала, что делаю недостаточно. Потом я увидела, насколько украинская нация едина и как она готова стоять друг за друга, и потому еще больше хотела остаться здесь.

Моя компания организовала переезд в Болгарию, и все коллеги решили уехать. Я понимала, что если останусь без доступа к работе, то все, что я буду делать, это постоянно следить за новостями, пребывая в ужасном состоянии – как моральном, так и финансовом. К тому же мои родители очень за меня волновались. Взвесив все "за" и "против", я решила ехать, хотя это было очень непростое решение. Я еще долго потом корила себя за него.

"Все здесь напоминает, что я чужак"

Когда уезжала, чувствовала страх, что могу никогда не вернуться. Но в то же время в голове я проговаривала, что еду временно, пока в Украине идет война. Сначала трудно было адаптироваться. Мы поселились в маленьком городе в Болгарии. Многие местные предлагали нам помощь. Но в стране все же есть разные настроения, среди которых и пророссийские. Я чувствовала, что на меня косо смотрят, перешептываются, говорят за спиной: "Украинцы!" И от этого становится как-то неловко и неприятно. Я благодарна Европе за помощь, но все мне здесь напоминает, что я чужак.

В Болгарии мы как переселенцы смогли получить документ о временной защите. Это дало нам минимальные права на территории страны. Относительно языкового барьера: на самом деле болгарский и украинский языки похожи. У нас есть общие слова и, зная украинский и русский, можно минимально понять, о чем говорят местные. И все же сложно общаться, потому что здесь не так много людей знают английский.

А еще я заметила схожесть в культуре, но и отличия в менталитете. Например, если украинец на улице случайно кого-нибудь заденет, то, скорее всего, он попросит прощения. Для Болгарии толкнуть кого-то и молча пройти дальше – обычная история. Нам такие вещи показались странными.

"Все хотят домой"

Сейчас, находясь за границей, я стараюсь поддерживать Украину – помогать финансово. А еще я здесь развиваю себя, потому что Украине очень нужны люди, которые смогут поднять ее экономику.

Все украинцы, которых я здесь встречаю, говорят, что хотят домой. Мы понимаем, что это – не Украина, не наш дом, не тот язык, на котором мы говорим. Я очень хочу, чтобы наконец-то все военные действия закончились, конечно, победой Украины, и я смогла бы вернуться. У меня даже мысли нет о том, чтобы остаться в чужой стране.

Руслана Олейник

Жительница Одессы, студентка Одесской национальной академии пищевых технологий, работала администратором в стоматологической клинике

Самостоятельно эвакуировалась в Германию

"Польша была уже перенаселена украинцами"

24 февраля, в полшестого утра, мне позвонил папа и сказал, что началась война. Я подумала, что он шутит, ведь он привык так рано вставать. А он говорит: "Нет, это правда. Там разбомбили воинскую часть!" У меня началась паника. Я разбудила свою соседку по комнате, мы принялись собирать тревожные сумки. Первые взрывы в Одессе мы просто проспали. 

Я связалась с коллегами. Сначала мы думали вообще не выходить на работу. Но через некоторое время уже стало относительно спокойно, поэтому мы продолжить работу, но в другом режиме.

Постепенно ситуация в ухудшалась: взрывы были слышны в разных частях города. Все говорили, что Одессу война не обойдет, ведь это портовый город. Выехать из Украины меня просили родители, к которым я в другой город, кстати, доехать не могла из-за запрета езды по киевской трассе. Поэтому мы с подругой решили ехать во Львов, а там думать, что делать дальше.

Ситуация лучше не становилась. Поэтому я решила ехать к подруге в Польшу с перспективой найти работу. Я приехала и увидела, что страна уже перенаселена украинцами. Трудно было найти как подработку, так и жилье. Потому пошла в агентство по трудоустройству студентов за границей, они подобрали мне вакансию в Германии, и я решила ехать. Это работа не из самых легких – работаю горничной в отеле. Но пока в Украине война, нужно как-то зарабатывать деньги на жизнь.

"Чувствую поддержку со стороны немцев"

В день выезда из Украины я очень беспокоилась. Но мне повезло, что в тот день мой друг тоже ехал в Польшу и довез меня на машине прямо в Варшаву. Там я пересела на прямой поезд в Щецин, где живет моя подруга. Было страшно, потому что я не понимала, на какой период уезжаю. С собой взяла буквально две кофты, две пары джинсов и нижнее белье. Но страшнее было ехать именно из Польши в Германию, потому что тогда я уже была одна. Я самостоятельно проехала через всю страну с тремя пересадками, без знания языка.

В Берлине меня встретили очень хорошо. На вокзале были внимательные и доброжелательные волонтеры, со всем помогали. Почти все они украино- или русскоязычные, это наши граждане. Там стояли палатки с едой, вещами, бытовой химией. Но ничего не могу сказать о других городах. У меня была пересадка в Штутгарте, там на вокзале был просто маленький пунктик с гуманитарной помощью. 

Мы живем сейчас в курортном селе, здесь тоже выдают нашим переселенцам гуманитарную помощь, но только самое необходимое.

Все местные настроены помогать украинцам. Я постоянно работаю с людьми, и когда жители города узнают, что мы из Украины, говорят: "Боже, мы вас поддерживаем, это очень ужасная ситуация. Надеемся, что все улучшится". Но чувствуются и другие настроения. Один мужчина спросил, почему бы нам просто не отдать россии свои территории, чтобы не было войны. Как вообще такое можно спрашивать?

О бытовых трудностях и бюрократии

В Германии в первые дни мне было немного странно, потому что у них очень много мороки с документами. Даже чтобы установить банковское мобильное приложение, мне нужно было идти в банк, потом приходить еще раз через неделю. Украина в этом плане более прогрессивная страна. Еще часто сталкиваюсь с проблемами с поездами. То где-то не прописана пересадка, то один поезд опаздывает, и ты из-за этого не успеваешь пересесть на другой.

Материальную помощь я не просила, ведь приехала на работу, и это было бы как-то некстати. А вот гуманитарную я получила: взяла посуду, плед и другое самое необходимое. В Берлине встречала пункты, где переселенцам выдавали еду и горячие напитки. А еще ходила в благотворительную организацию, где можно было дешево купить продукты, у которых скоро истекает срок годности.

Интересно, в Германии нет больших бутылей с водой. Приходится покупать напитки пачками. И когда ты видишь ценник, там указана только цена воды. На кассе добавляется цена за тару – пластиковую или стеклянную. Потом, когда выпиваешь, ты приносишь бутылки назад и возвращаешь свои доплаченные деньги. Это, конечно, правильно, но так хлопотно.

В целом, люди в Германии довольно приветливы. Когда иду по селу, незнакомые всегда со мной здороваются. Прямо как в украинских селах. Несмотря на такую ​​доброжелательность, я не планирую оставаться в этой стране. Я вижу для себя большую перспективу в Украине и вернусь, как только ситуация улучшится.

Оксана Мороз

Жительница Умани Черкасской области, мать двухлетнего сына

Эвакуировалась с семьей в Польшу

16 часов в пути – и мы в Польше

Я до последнего не верила, что будет полномасштабная война. 24 февраля все еще вспоминаю как страшный сон. Утром позвонили родные, сказали быстро собираться, потому что началось вторжение. На военные склады недалеко от нашего города прилетели ракеты. Я быстренько собрала вещи, оделась, и мы спрятались в подвале.

Понимание, что нужно уехать за границу, пришло позже, потому что я сильно колебалась. Хотя у меня в Польше есть сестра, для меня это новая страна, и мне было страшно. Она сама нашла для нас перевозчика, так что мы с сестрой мужа решили ехать.

Поездка была для нас очень стрессовой. Подойдя к автобусу, мы бросили монеты в надежде скоро вернуться. До границы шли восемь часов, и еще столько же стояли там в очереди. На границе были палатки с гуманитарной помощью. Волонтеры раздавали чай, еду и первое необходимое. Я взяла кашу для сына, памперсы и салфетки. Пограничники с обеих стран видели, что в нашем автобусе – женщины с детьми, и очень дружелюбно относились к нам.

Лагерь для беженцев, волонтеры, доброжелательные поляки

Перейдя польскую границу, я была поражена. Волонтеры предлагали много гуманитарной помощи – еду, вещи, средства личной гигиены. Они рассказывали, куда едут автобусы, где есть лагерь для беженцев. Я была в восторге от этих людей. Вот ты приходишь поесть, просишь что-то одно, а тебе насыпают кучу всего.

Мы бесплатно живем у одной 60-летней польки. Она относится к нам как мама – помогает с документами, придумывает разные варианты, как провести время. А еще пытается говорить по-украински, хотя знает только русский. К сожалению, ее собака укусила сына, поэтому теперь будем искать новое жилье без животных. Кстати, медицина для украинцев бесплатная – мы ничего не заплатили.

Семья, в которой живет Оксана в ПольщеВ Польше для нас как для переселенцев – бесплатный проезд в транспорте, мы получили с сыном помощь по 300 злотых (примерно по 2 тысячи гривен). Также можно оформить выплаты на ребенка по 500 злотых (3300 грн.) ежемесячно. Для детей здесь предлагают бесплатный сад с украинским воспитателем. А еще много переводчиков, которые помогают украинцам сориентироваться.

"Ждем окончания войны"

В целом, я довольно быстро адаптировалась к новым реалиям. Языковой барьер не мешает: хоть я и не могу говорить по-польски, но прекрасно его понимаю.

И все же, как говорится, дом есть дом. Как бы хорошо к нам ни относились поляки, но нет больше такого народа, как у нас. Нет таких отношений между соседями как в Украине. Например, если бы мама попросила детей приехать и помочь ей в чем-то, они бы это сделали. В Польше это считаются разные семьи, и одна в жизнь другой вообще не вмешивается.

Сейчас у меня много мыслей по поводу возвращения в Украину, не знаю, как правильно поступить. Хочется возвращаться уже, но ждем окончания войны.

Екатерина Павленко

Жительница Вышгорода Киевской области, студентка юридического факультета

Эвакуировалась с семьей в Венгрию

"Испугались химического оружия"

24 февраля мы с семьей проснулись от громких взрывов и сигнализации на автомобилях под окнами. Сначала не поняли, что происходит. Парень успокаивал, это просто ветер. Мы легли спать дальше. Но взрывы продолжались, было слышно шумящих со всех сторон соседей. Как оказалось, они спешно собирали вещи.

Моих родных, которые услышали в новостях о возможном использовании химического оружия, охватила паника. Они очень волновались за меня, поэтому меня поставили перед фактом – нужно временно уехать за границу. Я не хотела уезжать в чужую страну. Мне было страшно за свой дом и оставшихся здесь родных. И все же пришлось уезжать. Выбор пал именно на Венгрию, потому что она территориально ближе к нам.

В день выезда мы волновались, все были растеряны. Ехали на машине из Киева в Тернополь, там остановились переночевать в гостинице. Проснувшись в четыре утра, отправились в Мукачево. Там заняли очередь на бесплатный поезд в Венгрию. В Чопе мы простояли четыре часа, пока ждали проверку документов.

"Собственник жилья имел на нас планы"

Когда мы пересекли границу с Венгрией, все люди, у которых не было загранпаспортов, в том числе и мы, были вынуждены покинуть поезд. Нас высадили в городе Захонь. Там нас встретили волонтеры с бесплатной едой и напитками и отвели в специально организованные пункты регистрации. Нам выдали справки, заменяющие загранпаспорта.

Дальше мы сели на поезд в Будапешт. Потом пересели на автобусы, которые увезли нас в центр для беженцев. Там поели, взяли нужные вещи. Нам предоставили жилье в городе Залаэгерсег. Там нас встретил местный фермер и отвез в дом.

Но почти сразу мы поняли, что здесь мы не останемся. В этом доме никто не жил несколько лет с тех пор, как умерла жена фермера. Там было жутко, дом не отапливался. Потом стало ясно, что у фермера были на нас планы: он хотел, чтобы мы убрали дом и работали у него на поле.

Словом, мы решили искать другое жилье. В конце концов остановились в местном бесплатном общежитии, которое больше походило на хостел. Там можно было быть четыре дня, а потом самостоятельно искать жилье. Мы еще на неделю задержались в платном отеле, после чего вернулись домой в Украину.

"В Украине уютнее"

В целом, местные жители относились к нам нормально. Чувствовалось, что они хотят помочь. Хотя, конечно, были и те, кому все равно, но никакого негатива я не заметила. Мы получили много помощи в виде еды и вещей.

Из ключевых отличий между Украиной и Венгрией – в последней очень грязно. Инфраструктура в городах и селах очень хорошая и произвела великолепное впечатление, но на улицах много грязи, мусора и граффити.

И все же дома действительно лучше. В Украине уютнее, ведь, как ни крути, это наш дом. 

Владимир Майборода

Житель Киева, студент Киевского политехнического университета

Самостоятельно эвакуировался в Чехию

"Я сразу понял, что произошло"

О войне я узнал утром 24 февраля, когда проснулся от взрывов ракет. В тот момент я находился в другом городе у своих родных. Я как-то сразу понял, что произошло. 

Начал собирать самые необходимые вещи: аптечку, продукты и т.д. Потом мы с семьей спустились в подвал. Там мы сидели в шоке – не знали, что делать, сколько придется прятаться.

Родители хотели, чтобы я уехал за границу. Я не сильно с этим спешил, поскольку как 17-летний могу спокойно уехать. Хотел дольше оставаться со своей семьей и друзьями. В общем, этот выезд для меня случился как-то неожиданно. С момента как я узнал, что должен ехать в Чехию, прошло всего два дня, и вот я уже сидел в автобусе с чемоданами. Это произошло спустя несколько недель после начала войны.

30 часов в Прагу

Уже почти месяц, как я нахожусь в Чехии. Эту страну я выбрал, потому что у меня были знакомые, которые были готовы помочь мне найти жилье и устроить на работу. Границу я пересек без проблем. Но дорога была долгой – 30 часов до Праги.

Первые дни в стране прошли скучно. Я почти всю неделю сидел дома, только выходил в магазины за продуктами. Но потом, когда я уже поехал делать документы, увидел много волонтеров. Они выдавали бесплатные сим-карты с интернетом, дарили детям разные игрушки и портфели. Было приятно смотреть, как они радуются этим подаркам.

Финансовую помощь, которую выдает каждая страна, я не получал, потому что не просил ее. Я нашел здесь работу, у меня есть жилье, за что очень благодарен. Через месяц проживания в Чехии уже смог немного адаптироваться, но с языком сложно. Он хоть и немного похож на украинский и можно частично понять, что ты читаешь, но на слух – нереально.

Фото предоставлены героями